Экзамен ИОГП

7. Имущественные отношения по Русской Правде.

Древнерусское законодательство знало довольно развитую систему гражданско-правовых норм. В «Русской Правде» отражаются отношения собственности. Формы собственности, были различными. В «Русской Правде» в подавляющем большинстве случаев речь идет об индивидуальной собственности (конь, оружие, одежда и т. д.). Видимо, в развитых районах, где действовало княжеское законодательство, частная собственность играла решающую роль. Собственник по «Русской Правде имел право распоряжаться имуществом, вступать в договоры, получать доходы с имущества, требовать его защиты от любых посягательств. Что же касается земельной собственности, то ей посвящены 34 статьи «Краткой» и 70–72 «Пространной Правды». Их анализ позволяет сделать вывод о существовании конкретных индивидуальных хозяйств и общих владениях деревни. Вероятно, речь идет о крестьянских общинах с индивидуальной формой собственности на дворовый участок и периодическими переделами пахотной земли. Платежи налогов князю не препятствовали населению распоряжаться землей по коллективному усмотрению, ибо единицей обложения была не земля, а двор. Помимо семейно-индивидуальных и общинных форм землевладения следует выделить княжеский домен, государственные земли, вотчины бояр. Княжеский домен представлял собой конгломерат земель, принадлежавших лично князьям. Они взимали там оброки, налагали иные повинности, распоряжались землями по собственному усмотрению. Большое значение имел фонд государственных земель, обложенных данью. Они формировались путем «окняжения», военных захватов. Государственные земли сохранялись на Руси столетиями и были важным источником пополнения казны. Часть земель князь передавал приближенным. Вотчины бояр были частной собственностью. Князья раздавали земли под условием службы. Княжеская раздача земель сопровождалась получением иммунитетов (независимых действий в этих владениях) — судебных, финансовых, управленческих. «Русская Правда» знает определенную систему договоров. Порядок заключения договоров был простым. Обычно применялась устная форма с совершением некоторых символических действий: рукобития, связывания рук и т. п. В некоторых случаях требовались свидетели. Стороны (субъекты) договоров должны были отвечать определенным требованиям. С принятием христианства действовал, видимо, общий принцип, согласно которому вступление в брак было юридическим фактором достижения и имущественной самостоятельности лица. В «Русской Правде» женщина уже выступает как собственник имущества, следовательно, она была вправе совершать сделки. Холоп не являлся субъектом правоотношений и не мог отвечать по обязательствам, всю имущественную ответственность нес за него хозяин. Имущественные последствия сделок холопа, совершенных по поручению господина, также ложились на последнего. Древнему праву известны два вида ответственности по договорам: личная и имущественная. В «Русской Правде» доминирует ответственность имущественная. Например, человек, нанесший ранение другому, кроме уголовного штрафа, должен был оплатить убытки потерпевшего, в том числе услуги врача. Однако для древнерусского обязательственного права было характерно не только обращение к изъятию имущества провинившегося, но и наложение взыскания непосредственно на должника, а порой даже на его жену и детей. Так, злостного банкрота можно было продать в холопы. Самым распространенным в обиходе был договор купли-продажи. Продавались имущество (движимое и недвижимое) и холопы. В «Русской Правде» регламентировался не столько сам договор купли-продажи, сколько споры, возникавшие в результате взаимных претензий. Наиболее полно был регламентирован договор займа. Закон в виде объекта займа предусматривал не только деньги, но и хлеб, и мед. Существовало три вида займа: обычный, бытовой заем, заем, совершаемый между купцами с упрощенными формальностями, и заем с самозакладомзакупничество. Упоминается в «Русской Правде» договор поклажи (хранения). Этот договор был закреплен в ст. 49 «Пространной Правды». Речь идет о товаре, переданном на хранение. Оставивший имущество на сохранение другому лицу без свидетелей не может требовать больше того, что ему возвращают. Хранитель должен дать судебную клятву: «Ты у меня оставил лишь это, и я, сохранив имущество, оказал тебе услугу». Такой текст предполагает и возмездный договор хранения с платой по усмотрению сторон, оговоренной при свидетелях. В «Русской Правде» имеется упоминание о найме рабочих-«мостников» для ремонта и строительства мостов в ХII — ХIII вв. Появляется категория «наймитов», которых закон отграничивал от других групп зависимого населения, и их отношения с наймодателем оговаривались договором. Наймит волен был расторгнуть договор, возместив убытки. Что касается семейно-наследственного права, то в XI в. брак стал церковной прерогативой. Церковь взяла на себя регистрацию и других важнейших актов гражданского состояния — рождения, смерти. В соответствии с византийским правом существовал довольно низкий брачный возраст: 12—13 лет для невесты и 14—15 лет для жениха. Заключению брака предшествовало, как правило, обручение. Ко времени «Русской Правды» мы не встречаемся со свидетельствами о приниженном положении женщин. Однако верховенство мужчины в христианской семье сохранялось и упрочивалось, становясь частью государственной идеологии. В наследовании существовали существенные различия в зависимости от принадлежности человека к той или иной ступени иерархической лестницы. Было наследование по закону и по завещанию. Так, у бояр и дружинников наследовать могли и дочери, у смердов же при отсутствии сыновей имущество считалось выморочным и поступал в пользу князя. При наследовании по закону, т. е. без завещания, преимущества имели сыновья умершего. При их наличии дочери не получали ничего, но на наследников возлагалась обязанность выдать сестер замуж, следовательно, обеспечить их приданым. Наследство делилось поровну, но младший сын имел преимущество — он получал двор отца. Незаконные дети наследственных прав не имели, но если их матерью была раба — наложница, то они вместе с ней получали свободу. Все вопросы наследования регулировались целым уставом о наследстве, помещенным в «Пространной Правде» (ст. 90—95, 98—106).

8. Преступление и наказание по Русской Правде.

В центре уголовного законодательства стоят две категории — преступление и наказание. Само название уголовного права происходит от группы терминов типа «головничество», «головщина»-и т. д., связанных с убийством («за голову») — самой опасной сферой криминальных действий. Уголовное право. Русская Правда не знала достаточно четкого определения понятия уголовно наказуемого деяния. На языке Русской Правды преступление — это обида, т.е. причинение материального, физического или морального ущерба определенному лицу. Понятия преступления как общественно опасного деяния еще не сложилось. Субъектом преступления являлись все, кроме холопов. За холопов, составлявших собственность господ, отвечали хозяева. В случае совершения преступления несколькими лицами ответственность для соучастников была установлена одинаковой (ст. 41—43 Пространной Правды). Формы вины (умысел, неосторожность) определения не получили. Русская Правда не содержала общих определений в уголовном праве, нормативный материал в ней изложен казуально, довольно бессистемно, что типично для раннефеодальных правовых документов. Виды преступлений. Русская Правда не знала понятия государственного преступления и не предусматривала наказаний за деяния, которые позднее так были названы. Из преступлений против личности наибольшее внимание уделялось убийству. Древнейшая часть Русской Правды (Правда Ярослава) признавала возможность кровной мести и только в случае отсутствия мстителей или нежелания родственников мстить за убийство устанавливала денежное взыскание. Правда Ярославичей в связи с дальнейшим обострением классовой борьбы, учитывая интересы феодалов, отменила обычай кровной мести за убийство и ввела дифференцированные штрафы (в зависимости от социального положения убитого). За убийство привилегированных людей — “княжих мужей” (дружинников, княжеских слуг — «огнищан», «подъездных») устанавливался двойной уголовный штраф 80 гривен; за горожан, купцов, мечников — 40 гривен. За убийство холопа — 5 гривен как возмещение убытка хозяину. Русская Правда ничего не говорила об убийстве князя. Другие источники Киевского государства (летописи) свидетельствуют о безоговорочном применении в этом случае смертной казни. Русская Правда различала два вида убийства: в ссоре (на пиру) и в разбое. За последнее устанавливалось самое тяжкое наказание — поток и разграбление (ст. 17 Пространной Правды), что означало превращение преступника и членов его семьи в рабов с конфискацией всего имущества. Другой вид преступления составляло причинение телесных повреждений. Нанесение ран, отсечение руки, ноги, лишение глаза, нанесение побоев влекли за собой, по Русской Правде, уплату определенного штрафа князю и так называемого “урока” в пользу пострадавшего. Размер штрафов был настолько велик — 20, 12 гривен (ст. 23, 25, 27, 28, 68 Пространной Правды), что позволяет делать вывод, что потерпевший — феодал. Такой же вывод необходимо сделать и относительно преступления против чести, оскорбления действием (вырывание бороды, усов, толкание влекли за собой большой штраф — 12 гривен по ст. 67). Многие статьи Русской Правды посвящались имущественным преступлениям, и прежде всего охране имущества феодалов. Устанавливалась строгая ответственность за порчу межевых знаков, бортных деревьев (пчельников), пашенных межей. Суровое наказание следовало за поджог двора и гумна (ст. 83) — поток и разграбление. Русская Правда подробно говорила об ответственности за кражу самых различных видов имущества (скота, зерна, ладьи и т.п.). Высшее наказание — поток и разграбление — устанавливалось за конокрадство. О преступлениях против семейных отношений и нравственности, церкви и веры Русская Правда не упоминала. О них довольно подробно говорилось в княжеских церковных уставах. Система наказаний «Русской Правды» довольно проста. Высшей мерой наказания были поток и разграбление. Следующей по тяжести мерой наказания была вира. За основную массу преступлений назначалась так называемая «продажа» — уголовный штраф. За преступления, отнесенные к компетенции церковного суда, применялись епитимьи. Легкой епитимьей считалось 500 поклонов в день. Епитимьи часто соединялись с государственной карой. Первичная форма наказания в древней Руси — месть, осуществляемая потерпевшим и его ближними. «Русская Правда» знает месть за убийство, увечья, кровавые и синие раны, удар рукой и кражу. За увечья мстят дети, за раны и побои может мстить лишь сам потерпевший и притом только вслед за нанесением удара. «Русская Правда» Пространной редакции упоминает только о мести за убийство и кражу и не облагает наказанием того, кто ткнет мечом за причиненный удар. Все случаи правонарушений из мести могли подлежать судебной оценке. Суд проверял соблюдение правил мести. Постепенно ограничиваемая месть все более и более вытесняется системой выкупов. Выкуп — это денежное вознаграждение, уплачиваемое правонарушителем и его родственниками потерпевшему и его ближним при условии отказа их от мести. Упрочившись выкупы слагаются в довольно сложную систему правил. Вмешательство государства повлекло за собой установление штрафов и в пользу власти, и в пользу пострадавших. Так возникают: • вира — штраф за убийство, поступающий в пользу князя; головничество — плата за голову, поступающая в пользу родственников убитого; • продажа — штраф за другие правонарушения кроме убийства и увечья (за увечье взималось полувирье), также взимаемый в пользу князя. В пользу потерпевших от других преступлений помимо убийств, уплачивались урок, протор, пагуба и т.п. За убийство в разбое, поджог, конокрадство назначались разграбление и поток. Разграбление означало насильственное изъятие имущества. Поток же предусматривал различные формы личных наказаний: изгнание, обращение в рабство и даже убийство. «Русская Правда» ничего не говорит о телесных наказаниях и лишении свободы. Хотя наказание кнутом и применение человековредительских наказаний вряд ли стоит исключать. Что же касается тюрем, то их в древней Руси еще не было. Применялось заточение в «проруб» (подвал) высокопоставленных лиц, князей, посадников, лиц княжеского окружения. Эта мера являлась временным ограничением свободы до наступления определенных событий. Законы и правовые обычаи Киевской Руси в совокупности создали основу довольно развитой системы древнерусского права. Как всякое феодальное право, оно было правом-привилегией, т. е. закон прямо предусматривал неравноправие людей, принадлежащих к разным социальным группам.

9. Особенности развития государственного строя во Владимиро-Суздальском и Галицко-Волынском княжествах в период политической раздробленности.

Одной из причин феодальной раздробленности в Древнерусском государстве явилось изменение порядка наследования. С другой стороны, к XII в. местные князья стали достаточно самостоятельными и могли обходиться без помощи великого князя в борьбе с соседями и решении внутренних проблем. Просторы страны расширились, и великий князь не всегда мог помочь своим окраинным вассалам. Натуральное хозяйство давало возможность обеспечить себя всем необходимым даже в рамках маленького княжества. Процесс выделения удельных княжеств начался еще в период расцвета Древнерусского государства, в результате чего Древняя Русь распалась на полтора десятка самостоятельных княжеств.

Владимиро-Суздальское княжество представляло собой раннефеодальную монархию с сильной великокняжеской властью. Великий князь опирался на дружину, при помощи которой создавалось военное могущество княжества. В совет при князе входили дружинники, представители духовенства (после перенесения митрополичьей кафедры – сам митрополит), наместники-дружинники, управлявшие городами. Структура феодального общества мало отличалась от киевской, однако здесь появляется новая категория феодалов – дети боярские, а в XII в. появляется и новый термин – «дворяне».

Галицко-Волынское княжество, особенностями которого было то, что оно долгое время не делилось на уделы, а власть по существу находилась у крупного боярства, в руках которого сосредоточились почти все земельные владения. Внутри боярства шла постоянная борьба за земли и за власть, и уже в XII в. «мужи галицкие» выступают против попыток ограничения их прав в пользу княжеской власти. Князья же обладали лишь определенными административными, военными, судебными и законодательными полномочиями.

10. Государственный строй Новгородской и Псковской республик в XII-XV вв.

Великий Новгород являлся наиболее древним городом России и есть основание полагать, что центром древнейшего княжества — Славии. Образовавшаяся впоследствии Новгородско-Псковская земля граничила с Полоцкой и Смоленской землями на западе, Ростово-Суздальским княжеством на юге, с севера омывалось водами Онежского и Ладожского озер, и Финского залива. Местное население эксплуатировало путем взимания дани.Близость Новгорода к Балтийскому морю привела к тому, что в экономическом отношении он явился центром внешней и внутренней торговли. Этот же фактор усложнял внешнеполитическое положение Новгорода. Приходилось вести постоянную борьбу против агрессии немецких, шведских и датских интервентов. Несмотря на то, что на Неве (1240 г.) и на Чудском озере (1242 г.) они были разгромлены, борьба продолжалась и в XIV-XV вв.Новгород платил дань монголо-татарам, хотя во время нашествия не был ими захвачен.В XIII веке Новгородская феодальная республика уступает свои позиции (Яжлобинский договор 1456 г.), а после разгрома новгородского ополчения на Шелони (1471 г.) теряет самостоятельность и переходит в подчинение Московскому княжеству (1478 г.).Псков в XII веке представлял собой значительный город с большим населением. В XIV веке вел борьбу с Новгородом за независимость, приглашал к себе князей не считаясь с мнением Новгорода.В 1348 году Новгород признал политическую независимость Пскова.Тенденции экономического и политического развития, внешнеполитическое положения Пскова были сходны с Новгородом. Поэтому отдельно останавливаться на особенностях становления и развития Пскова нет необходимости. Уже в XV веке Псков, как и Новгород попадает под влияние Москвы.С 1462 года наместники великого московского князя посылаются в Псков без согласования с вече. В 1510 году Псков вошел в состав единого Русского государства.Общественное и экономическое развитие Новгорода имело свои особенности:* во-первых, развитие крупного боярского землевладения происходило быстрее, чем в остальных регионах. В значительной мере этому способствовала жестокая эксплуатация населения, населяющего покоренные территории. Значительную часть земли захватила церковь. Княжеский домен здесь не сложился, боярство из дружинников также не сформировалось. * во-вторых, достаточно высокоразвитые ремесло и торговля способствовали быстрому росту городского населения. Новгород находился на торговых путях ( при замораживании дороги из варяг в греки), а земля не отличалась плодородием. Древнерусские Новгородские и Псковские феодальные республики являлись достаточно высокоразвитыми государственными образованиями, игравшими важную роль в составлении северной части Русского государства.Новгородская республика существовала с 1136 по 1487 год, Псковская феодальная республика 1348 по 1510 год.В 1136 г. в результате антифеодального восстания был свергнут внук Владимира Мономаха Всеволод. В 1478 г. Новгород вошел в состав Московского княжества.В 1348 г. Новгород признал независимость Пскова. В 1510 г. Псков вошел в Московское княжество.Новгородская вечевая республика прошла несколько периодов развития:1) 1136 г. по I четверть XIV века в Великом Новгороде наряду с вече, посадником, архиепископом и др. существует выборная должность князя, приглашенного по традиции править «по ряду». Его власть ограничена. Наибольшую властную силу имеет вечевое собрание.2) 1325 г. по 1478 г. князья больше в Новгород не приглашаются.Новгородской феодальной республикой правит боярский совет под председательством владыки. Роль вечевого собрания значительно падает.Рассматривая общественный строй Новгорода следует отметить основные социальные группы и классы.Верхнюю ступень социальной лестницы в Новгороде и Пскове занимали своеземцы, духовенство и купцы.Бояре были основной политической и экономической силой Новгорода.Они занимали все высшие и значительные должности от сотского до архиепископа и посадника. Бояре владели обширными вотчинами, на которых эксплуатировали труд феодально зависимых крестьян. Бояре также владели крупными торгово-промышленными предприятиями, вели активную внешнюю и внутреннюю торговлю. С северных регионах они получали меха и другие товары, пользующиеся спросом у иноземных купцов.Средний разряд феодалов назывался житьими людьми. Эта категория феодалов занималась торговлей, ростовщичеством, перекупкой и занимала должности, связанные с выполнением административных, судебных и дипломатических функций.Среднее положение между мелкими феодалами и крестьянством занимали своеземцы. В Новгороде, в Пскове их называли земцами. Своеземцы владели земельной собственностью, на которой трудились сами своей семьей или привлекали крестьян. Зачастую они сдавали землю крестьянам в аренду. Земцы получали от Пскова земельные участки за несения военной службы.Духовенство занимало то же общественное положение, что и бояре, и пользовалось большими привилегиями. Церковная власть в Новгороде и Пскове имела огромное влияние на политическую жизнь. Духовенству доверялось хранение государственной казны, владыка представительствовал на боярском совете, из числа духовенства назначались послы в иноземные государства и т.д.Купечество Новгорода было тесно связано с житьими людьми, т.к. осуществляло сбыт продукции феодальных хозяйств, т.е. выступали торговым посредником. Купечество вело активную транзитную торговлю, т.к. Новгород и Псков находились на торговых путях Севера и других русских княжеств. В отличие от других княжеств купечество имело и земельные владения. Организационно купечество было объединено в так называемые » сотни», т.е. купеческие общины, аналогично европейским гильдиям. Высшее купечество входило в общество » Ивановское сто», названную так по названию церкви «Ивана предтечи на Опоках» — центра организации. Иноземные купцы имели свою организацию.Вышеперечисленные социальные группы: бояре, житьи люди и купечество выступали на вече единым фронтом против трудящихся масс.Городское население Новгорода и Пскова состояло из городской «верхушки» и «старейшин» и основной массы, или городских низов, называемых «молодшими» или «черными». Последние подвергались жестокой эксплуатации как со стороны городских верхов, так и государства. Они платили налоги, несли повинности по ремонту дорог и мостов, городских укреплений, призывались в ополчение. Хоть они участвовали в вече, не должностные лица из их числа не избегались.Крестьянство в Новгороде и Пскове было представлено такими категориями, как смерды- общинники, закладчики, половники.Положение смердов в Новгороде и Пскове в разное время было неодинаковым. На начальном этапе развития Новгорода они имели собственное хозяйство и платили дань государству. С развитием феодализма смерды превращались в феодально-зависимое население. Таким образом, этот процесс привел к образованию двух разрядов смердов.Смердов-общинников, выплачивающих налоги государству («тянувших судом и данью» к Новгороду).Смердов — феодально зависимых, которые делились на закладников и половников. Закладники — это смерды, вышедшие из общины и поступившие в подчинение к феодалам. Половники — это крестьяне, лишенные земли и орудий труда, получающие ссуду от феодалов и работающие на его земле за исполу ( долга продуктов). Они платили подати и работали только в пользу своего господина. Половники делились на: «изорников» — земледельцев, пахарей- » огородников» и » кочевников» — рыболовов.Половник мог уйти от своего господина только один раз в году в установленный срок — Филиппово заговенье (14 ноября по новому стилю), предварительно погасив свой долг феодалу.Формой эксплуатации крестьянства в Новгородско-Псковской земле был натуральный оброк, а в XV веке наряду с этим видом появилась денежная рента.Государственный стройГосударственный строй Великого Новгорода складывался постепенно. Более чем 300-летнюю историю становления и развития государственного строя, как уже было отмечено, можно разделить на два периода:1. феодальная республика с номинальной властью великого князя;2. феодальная республика под управлением феодальной олигархии.В I период (1136-1325 гг.) в Новгород имеются все основные органы республиканской власти:* высшие органы власти — вече и боярский совет -»оспода»; * исполнительные органы — князь, посадник, княжеский суд, тысячный суд, управление волостелями — волостели, староста. Новгородское вече, как высший орган государственной власти, в жизни Новгорода в XII- XIII веках имело огромное значение. Противоборствующие политические силы не могли без поддержки вече, т.е. городского ремесленно- торгового люда, одержать победу. Сила вече заключалась в том, что ремесленники как основной элемент городского населения всегда были готовы поддержать свои права с оружием в руках, ибо составляли основной состав ополчения.Юридически вече было верховным органом власти и имело несравненно большую силу, чем в других княжествах.Вече решало вопросы в области законодательства, внутренней и внешней политики:* избирало или изгоняло князя; * избирало посадского, должностных лиц городской администрации; * решало вопросы войны и мира; * ведало раскладкой налогов и повинностей, чеканной монеты, постройкой оборонительных сооружений, храмов, мостов и т.д.; * выступало в качестве высшей судебной инстанции по делам государственной важности. Состав участников вечевого собрания был обширен. Из дошедших до нас грамот известно, что на вече присутствовали:* должностные лица городского управления ( владыка, князь, посадский, тысяцкий); * представители важнейших групп населения ( бояре и житье люди); * городских низов («весь Новгород»). Таким образом, на вече могли присутствовать все жители города и близлежащих деревень.Существование в этот период вечевой администрации (вечевые дьяки, баричи) свидетельствуют о том, что вече являлось органом власти со строго определенными полномочиями.Боярский совет («оспода») являлся реальным носителем власти великого Новгорода. Он сосредотачивал в своих руках всю государственную систему управления, решал через вече все важнейшие вопросы внутренней и внешней политики.В состав боярского совета входили:* князь, * архиепископ, * посадники, * тысяцкие «старые» посадники и тысяцкие, * сотские кончанские старосты, * именитые бояре. В начальный период развития Новгорода председателям «осподы» был посадник. Впоследствии председательствовал архиепископ и совет созывался во владычном дворе.Княжеская власть была существенно ограничена в объеме и функциях, хотя номинально занимала главенствующее место среди республиканских институтов управления.Князь приглашался в Новгород после того, как его кандидатура обговаривалась на совете «осподы» для того, чтобы внести на обсуждение вече. Еще до прибытия в Новгород князь должен был подписать с «господином Великим Новгородом» договорную грамоту, в которой регламентировались его государственный и правовой статус, а также обязанности новгородских властей по отношению к князю. Договор закреплялся крестным целованием.Поскольку ограничение княжеской власти является отличительной особенностью Новгорода от других княжеств, небезынтересно рассмотреть суть этих положений.1. Ограничение права князя на приобретение земельных владений в Новгороде на правах собственности. Земля отводилась для временного владения с правом получения феодальной ренты и других доходов. Администрация этих владений формировалась в смешанном составе из княжеских слуг и новгородских мужей.Что касается всей новгородской земли, то князь должен был поддерживать порядок и управление на всей территории, но через новгородскую администрацию, без права назначать должностных лиц на свое усмотрение. Новгородцы представляли князю право взимать доходы только с тех земель, которые не входили в состав коренных, принадлежащих Великому Новгороду. По договору запрещалось скупать земли не только князю, но и его боярам и слугам или даже принимать в качестве подарков. Все земли считались землями св. Софии и Великого Новгорода.2. Представляло князю право возглавлять вооруженные силы и поддерживать феодальный порядок, договоры ограничивают влияния князя на вечевые порядки. Так, грамота новгородцев с тверским князем на вечевые порядки. Так, грамота новгородцев с тверским князем Ярославом Ярославовичем (1270 г.) состоит из бесчисленных оговорок, чтобы князь, используя свой военный талант и административные способности, не смог занять прочное общественное положение.3. Ограничивалась судебная власть князя. Боясь князя, как знатока судебных дел, способного завоевать популярность у городского населения, было закреплено положение, что судопроизводство князь осуществляет только с новгородским посадником.Такая важная отрасль суда, как тяжба между боярами и купцами из юрисдикции князя изымалось. Князь не производил так называемый проезжий суд.Князь не имел права ослаблять налоговую политику или осуществлять раздачи от своего имени. В случае возникновении конфликта между боярством и народом, князь не имел права вмешиваться.4. Распорядок жизнедеятельности князя составлялся так, чтобы он максимально был изолирован от городских жителей и народа. Князь жил в предместье Новгорода со своим двором. Подворье называлось городищем.Князь лишался права суда за пределами Новгорода, не имел права издавать законы, объявлять войну и мир. Вооруженными силами в случае войны он командовал вместе с посадником.Таким образом, имеющиеся ограничения княжеской власти в Новгороде не давали возможности кому-либо из князей закрепиться в этом городе и ставили князя в подконтрольное боярской верхушке положение.Несколько иначе, чем в Новгороде, выглядела княжеская власть в Пскове. До 1348 года на княжение в Псков назначались князья новгородскими властями с согласия псковского вече. Они были сильно ограничены во власти и их обязанностью было прежде всего укрепить военную силу Пскова, как оплата у северных границ Новгорода.После признания Новгорода особым договором независимости Пскова (1348 г.) князья приглашались по решению псковского городского вече. Псковское вече, руководимое боярством, контролировало князя почти во всех отраслях его деятельности.Посадник, архиепископ (он же глаза боярского совета) и вече являлась теми республиканскими органами, которые осуществляли контроль за деятельностью князя.Посадник был носителем исполнительной власти. Он избирался городским вече сроком не более чем на 2 года.В XII-XIII вв. все «рядные» (договорные) грамоты Великого Новгорода с князьями, приглашенными на престол, писались от имени владыки, посадника, тысяцкого и от всего Новгорода, скреплялись печатью посадника и архиепископа.Договоры с Готландом и немецкими городами также заключались от имени князя и посадника. Печатью посадника скреплялись все грамоты, начиная с проезжих, купеческих до судебных постановлений.Посадники выбирались из числа членов «посадничих» семей- немногих знатнейших боярских фамилий. Ближайшим помощником посадника был тысяцкий, в обязанность которого входило — организация войсковых сборов и командование городским ополчением.Новгородский тысяцкий также следил за соблюдением правил торговли русских купцов с иноземцами и возглавлял особый суд по торговым делам.Архиепископ (владыка) как глава церкви играл большую роль в жизни Новгорода. Церковь сама по себе во всех русских княжествах периода раннефеодальной монархии являлась мощной частью государственного механизма крупным землевладельцем.Огромное политическое влияние архиепископа подтверждается тем, что в XII-XIII веке многие договоры с князьями (1264, 1304, 1305 гг.), международные договора Новгорода скреплены его печатью.Он выбирался из Среды игуменов монастырей, настоятелей церквей и соборов путем вытягивания жребия в соборе св. Софии. Народ созванный со всего города по этому случаю, ожидал результатов жеребьевки. Он получал после избрания благословение Киевского, а позднее Московского митрополита. Резиденцией владыки был собор св. Софии.Архиепископ:* участвовал в работе боярского совета, * скреплял печатью все важнейшие государственные документы, * содержал за свой счет владычный полк, * представлял республику во внешнеполитических целях, * обновлял за счет церкви кремль, городские укрепления и т. д. Во второй период с XIV века (после 1325 г.) в государственном строе Новгорода произошли существенные изменения.Крупные землевладельцы начали осваивать земли по Северной Двине и Обонежье, что сопровождалось ростом их политического влияния. Изменилась политическая обстановка на Руси с связи с монголо-татарским нашествием.Все это выдвигает на первый план в системе государственной власти боярский совет или «совет Осподы». Совет регулярно начинает собираться в епископском подворье под представительством Архиепископа. Все вопросы внутренней политики, обсуждаемые на вече ( выборы посадника, тысяцкого, наместников, строительство городских укреплений, жалованье во владение земель) и внешней политики (посылка посольств, военные вопросы), предварительно решались на » совете Осподы». Постепенно сформировался постоянный совет боярского совета: архиепископ (представитель), настоятель Юрьевского монастыря — архимандрит (зам. председателя), «степенный» (действующий) посадник, «старые посадники», тысяцкий, «старые тысяцкие», кончанские старосты и знатные представители городских верхов.Новгород более не приглашает князей на новгородский престол.С XIV века неизмеримо возрастает роль архиепископа, владельца огромных земельных угодий и денежных богатств в Софийском соборе. Растет роль владыческого суда, влияние владыки на всю политическую жизнь Новгорода.Вечевые собрания в Новгороде и Киеве в XIV-XV вв. имеют определенный порядок созыва, строго очерченную компетенцию и установившийся порядок оформления вечевых грамот. Они скреплялись печатями архиепископа, посадника, тысяцкого и старост всех пяти концов.Республиканские порядки укрепляются. На вечевых собраниях этого периода были приняты такие замечательные источники права, как Новгородские и Псковские судные грамоты. Дошедшие до нас Псковская судная грамота и часть Новгородской судной грамоты свидетельствуют о развитой системе права в этих государствах.С конца XIV века роль веча падает, а значение боярского совета возрастает.Постепенно с падением роли веча феодальная демократия начинает вырождаться в боярскую олигархию. В 60-80-х годах XV века боярская знать установила свое господство и, подавив значение вече, раздираемая междоусобными противоречиями, привела Новгородскую феодальную республику к упадку.Упадок Новгорода начался с 1459г., когда после победы Москвы над новгородским войском под Руссой по Яжлобинскому договору были отменены вечевые грамоты и т.д.В 1478 году во время стояния Ивана III под Новгородом в ожидании ключа от Новгорода, обманутый боярами народ, как и в битве при Шилом, не стал биться с войском московского князя.Вооруженные силы Новгорода состояли из 3-х частей:* княжеской дружины — профессиональных воинов, приходивших вместе с князем, живших на его городище и выступавшего под стягом святых князей Бориса и Глеба; * владычного конного полка, содержащегося на средства храма св. Софии; * городского ополчения, возглавляемого тысяцким. * Суд в Новгороде и Пскове не отделялся от администрации. Носителями светской судебной власти были * вече, * боярский совет, * князь с посадником, * сотские, * старосты, * братчины и т.д. В Пскове верховный суд осуществлял вече. Княжеский верховный суд был коллегиальным, в него входили князь, два выборных посадника и сотские. При вступлении в должность выборные приносили присягу на кресте («крестное целование»).Кроме светского суда существовал церковный суд, который осуществлял в Новгороде — архиепископ-владыка, в Пскове — наместник владыки.Купеческие союзы — братчины — производили суд в отношении своих руководителей братчины (пирровых старост) и членов братчины (пивцов).При судебных органах назначались исполнительные лица правосудия:* дьяки, * приставы, * писцы-секретари, * межники, * подверники и др., присутствующие при судебное разбирательстве и охранявшие порядок на суде.

11. Источники права в период феодальной раздробленности.

О праве, его дальнейшем развитии будем говорить лишь применительно к Новгороду и Пскову. Из Галицко-Волынского княжества не сохранилось ничего из источников права, в дальнейшем здесь господствовало право польско-литовское. К праву Московской Руси мы обратимся чуть позже. От Новгорода и Пскова до нас дошли источники права, свидетельствующие о том, что наряду с Русской Правдой, применявшейся здесь, в этих землях шла интенсивная законотворческая деятельность. Сохранились уже упомянутые договоры о найме князей Великим Новгородом, договоры его с Ганзой и «Гоцким берегом» (остров Готланд в Балтийском море, которым владели шведы), Ригой, регулировавшие торговые и дипломатические отношения республики с соседями. Наконец, сохранились памятники права, собравшие воедино разрозненное законодательство Пскова и Новгорода в XIV–XV вв. – Судные Грамоты.

Новгородская Судная Грамота, составленная в середине XV в. «всеми пятью концами, всем государем Великим Новгородом на вече, на Ярославле дворе», дошла до нас лишь в отрывке (42 статьи начальной части), где дается только характеристика судоустройства и частично судопроизводства. Но в ней отсутствует материальное право.

Псковская Судная Грамота сохранилась лучше, хотя и в единственном списке, списке XVI в., который был открыт (обнаружен) в 1847 г. в библиотеке графа Воронцова в Одессе проф. Мурзакевичем. С того времени ПСГ много раз издавалась. Как и НСГ, она была принята на вече «по благословлению попов всех 5 соборов». Поскольку 5-й собор установлен в Пскове в 1462 г., в литературе утвердилось мнение, впервые обоснованное ещё В.Ф. Владимирским-Будановым, что ПСГ как единый памятник возникла не ранее середины XV в., вобрав в себя памятники более раннего происхождения. К ним относятся первая редакция грамоты 1397 г., принятая после обретения Псковом независимости от Новгорода, грамота князя Константина (начала XV в.) и др. Среди источников обеих грамот необходимо назвать также вечевые постановления, договоры с князьями, княжеские уставы, нормы обычного права (как говорится в ПСГ – «приписки псковских пошлин», т.е. то, что «пошло» по «старине»). Именно ИСТ и дает нам возможность судить о дальнейшем развитии норм права на Руси.

12. Правовое положение населения в Новгородской республике в XIII-XV вв.

Общественный строй. В Новгороде, как и в других районах Руси, существовали светские и духовные феодалы. К духовным прежде всего принадлежали монастыри и высшие духовные иерархи: архиепископ, епископ, настоятели монастырей. Монастырское землевладение росло достаточно быстро, многие светские феодалы передавали по завещаниям свои земли на помин души, часто монастыри покупали землю, были и случаи захвата ими земель как общинных, так и незанятых. В то же время монастыри редко отчуждали свои владения, в качестве исключения могут рассматриваться сделки по продаже монастырями земли. Исключалось и дробление церковных земель, свойственное светскому землевладению. Обширные земли давали Новгородской епархии значительные доходы, которые пускались духовенством в торговый оборот. Церковь в Новгороде и в Пскове объявила себя покровительницей торговли. Она являлась хранительницей эталонов мер и весов, скрепляла международные торговые договоры. Все это делало церковь и высшее духовенство влиятельной силой в обеих феодальных республиках.

К светским феодалам принадлежали бояре, житьи люди (т. е. зажиточные), к ним можно отнести также своеземцев (земцев в Пскове). Особенностью Новгорода и Пскова было отсутствие княжеского домена и наличие землевладения городской общины.

Наиболее влиятельную группу феодалов составляли бояре — потомки родоплеменной знати. В основе их политического могущества лежало богатство. Первоначально бояре пользовались доходами от общественных земель Новгорода, выступавшего как коллективный феодал. Однако к XIV в. сложилось уже и индивидуальное землевладение боярства.* Кроме того, новгородские бояре широко занимались торговлей и ростовщичеством. Они ревностно охраняли свои исключительные права занимать высшие выборные должности в республике (посадника, кончанского старосты). Имевшим порой и большие состояния житьим людям путь к этим должностям был закрыт. Даже должность тысяцкого, представлявшего интересы прежде всего житьих и «черных» людей, в XIV в. стали занимать бояре. Поскольку в Пскове крупное землевладение распространено не было, экономическое господство бояр не стало таким сильным, как в Новгороде. В силу этого роль князя и веча в Пскове была выше, чем в Новгороде.

Житьи люди упоминаются в Новгородской судной грамоте (НСГ) рядом с боярами (ст. 6,10). Они тоже имели земли, населенные крестьянами, оставаясь при этом так же, как и бояре, горожанами. Участвовали житьи люди и в торговле. Однако главным, что определяло их статус, было именно землевладение. Как справедливо подметил еще В. О. Ключевский, житьих людей не случайно после падения Новгорода верстали в служилые люди с поместным окладом, а не записывали в городские посады, как купцов. Однако житьи люди, хотя и были феодалами, имели ограниченные права по сравнению с боярством. Они не могли избираться на высшие государственные должности; до XIV в. из числа житьих людей избирали тысяцкого, но затем эта должность была узурпирована боярством.

Известна и такая категория землевладельцев, как своеземцы или земцы. Исследования показали, что основная масса новгородских своеземцев (673 из 780) владела мелкими и мельчайшими вотчинами, соразмерными с крестьянскими наделами. Около 25% обрабатывали участки своим трудом без помощи половников и холопов. Около 1/3 оставляли свои владения в пользовании крестьян и не жили в вотчинах. Большей частью своеземцы жили в городе. В. О. Ключевский считал, что земцы — крестьяне-собственники. Современные исследователи относят их, однако, к мелким феодалам.* В сельскую общину они не входили, а пользовались привилегиями члена городской общины. Спорно происхождение своеземцев. Существует мнение, что своеземцы — это измельчавшие бояре. В. Л. Янин полагает, что своеземцы — измельчавшие житьи люди.** Считают возможным и третий путь возникновения своеземцев: распад коллективной собственности горожан или скупка земель у разоряющихся смердов-общинников. Документы и прежде всего новгородские писцовые книги, свидетельствуют, что одной из наиболее древних форм землевладения являлось коллективное землевладение горожан. Так, в коллективной собственности более чем 115 жителей г. Ямы находилось село в 52 крестьянских двора с пашней и другими угодьями. Распад такой коллективной собственности был одним из источников появления мелких вотчин.

Характерной особенностью землевладения в феодальных республиках, на это указывал еще С. В. Юшков, являлось то, что основной землевладельческой группой были горожане. Члены городской общины имели исключительное право на приобретение вотчин из земель, тяготеющих к городу. Вече определяло режим этих земель. Запрещалась передача их иногородним, в том числе даже князю. В случае особых заслуг перед городом вече могло пожаловать землю. Тем самым проявлялась интересная особенность феодальных вотчин вечевого города: это землевладение, свободное от отношений сюзеренитета-вассалитета; вотчинник сохраняет связи лишь со своей городской общиной.

Таким образом, в Новгороде трудно отделить феодалов и городское население, вотчинников и купцов. Но так или иначе купцы в Новгороде и Пскове играли громадную роль. Основным занятием их была внутренняя и внешняя торговля, однако, как и каждый горожанин, они могли быть землевладельцами. Статьи 17 и 18 НСГ упоминают купца наряду с боярином и житьим при разрешении споров о земле.

Купечество объединялось в корпорации, общества. Центрами корпораций обычно выступали церкви. В «Рукописании князя Всеволода» XIII в.* до нас дошел устав такой корпорации, объединенной вокруг новгородской церкви Иоанна Предтечи, построенной на купеческие деньги. Иванская корпорация объединяла весьма зажиточных купцов: вступительный взнос равнялся 50 гривнам серебра (около 10 кг серебра). В уставе определялся порядок управления Иванской организацией. Поскольку купцы объединялись вокруг церкви, то, как и положено прихожанам, избирали старост (причем сразу трех): один от житьих и «черных» людей (впоследствии тысяцкий) и два от купцов. Старосты разбирали как внутрицерковные проблемы, так и споры иванских купцов с иностранными и новгородскими купцами. Иванская организация в решении своих дел была вполне самостоятельна, и посадник не участвовал в рассмотрении таких споров.

 Иванское купечество не было единственной купеческой организацией города. Документы позволяют говорить о корпорации купцов, ведших заморскую торговлю, купцов, торговавших скотом.

В Новгороде существовали и так называемые черные, малодшие люди, к которым относились мастера, ученики, ремесленники и наймиты. Как члены городской общины, они пользовались некоторыми привилегиями, в частности, при покупке земель, тянувших к городу, принимали участие в местном самоуправлении, обладали податным иммунитетом.

Зависимое население республик включало в себя прежде всего крестьян, половников, холопов. Большая часть крестьян находилась в зависимости от феодального государства. В документах они именуются смердами. Смерд должен был выполнять повинности в пользу государства, платить налоги. Из договора, заключенного Псковом с Литвой, видно, что беглого смерда необходимо возвращать «в свой погост». Таким образом, ясно, что смерды, по сути, прикреплялись к земле. Крестьяне, зависимые от отдельных феодалов, как правило, смердами не именовались. В некоторых документах монастырские крестьяне назывались сиротами. Постепенно увеличивается количество крестьян, зависимых от феодалов. Рост вотчинного землевладения происходил разными путями. Наиболее распространенными были самовольный захват крестьянских земель, а также покупка феодалом земельного участка общинника, вышедшего из крестьянской общины, находившейся в процессе разложения.

Большое место в Псковской судной грамоте уделено половникам, т. е. людям, работающим из половины урожая. В Пскове половники делились на изорников — пахарей, огородников и кочетников, т. е. рыболовов. Их объединяло то, что они жили не на своей земле, а в «селе» государя. Закон устанавливал общие нормы, определяющие уход изорника от своего господина: один раз в году, поздней осенью, и при условии выплаты всех долгов.

Одновременно и государь не мог выгнать изорника в другое время. Поземельная зависимость изорника от государя не делала его лицом недееспособным. В науке есть мнение, что степень зависимости изорника от господина определяется тем, к какой группе феодалов принадлежит хозяин земли, на которой работает изорник. У крупного землевладельца крестьянину жилось хуже, он был связан прочными письменными обязательствами.

Известно, что в Новгороде и Пскове были и холопы. Исторические документы предписывают возвращать беглых холопов их хозяевам. НСГ говорит об ответственности господина за своего холопа в случае совершения последним преступления, преследуемого в порядке частного обвинения. В этом случае хозяин холопа уплачивал штраф даже тогда, когда преступление было совершено до поступления в холопство. Холопы в Новгородской республике использовались для обработки земель в феодальных вотчинах. 

13. Нормы гражданского права в Псковской судной грамоте.

В отрасли гражданского права, определяя право собственности Псковская судная грамота четко выделяет недвижимое имущество («отчина») и движимое («живот»).

К недвижимости относятся земли, воды, пчельники (борты). При этом особое внимание удаляется охране феодальных земельных прав (см. ст. 9-13).

Движимое имущество делится на 2 вида:

* «животное» (скот),

* и «незрячее» (все остальное).

Поскольку недвижимое имущество являлось основой экономического господства класса феодалов, для приобретения и отчуждения его требовалось больше формальностей, сем для движимого.

Грамота предусматривает основные способы приобретения права собственности:

* по договору,

* по наследству,

* по давности владения,

* путем получения приклада,

* находки.

Кроме наследственной вотчины Грамота регулирует и условное владение землей («кормля») и рыболовными участками. Продажа «кормли» запрещалась». Правом «кормли» пользовался переживший супруг при условии, если он не вступит в новый брак, в противном случае имущество переходило к родственникам умершего супруга.

Грамота гласит: » А у которого человека померит жена без рукописания, а у неи останица вотчина, ино мужу ся владети тою отчиною до своего живота только не оженится, а оженится ино кормли ему нет» (ст. 88).

Обязательственное право

По сравнению с » Русской правдой» Псковская судная грамота содержит более развитую систему обязательного права, которой посвящено более 40 статей.

Обязательства по Псковской судной грамоте возникали из договора, причем существовали 3 способа заключения договоров:

* устный договор,

* расписка (частный документ, написанный на доске),

* «запись» (официальный документ, заверенный государственным органом).

Предусмотрены 2 способа обеспечивания (гарантирования) договора.

Прежде всего- это залог. При займе свыше 1 рубля залог был обязателен: «А кто имет дават серебро в заим, — имо дати до рубля без заклада и без записи» (ст.30).

Таким образом, без записи и заклада признавались иски только до одного рубля. При залоге движимого имущества («заклад») должных отдавал свою вещь во владения кредитора вплоть до уплаты долга. При залоге недвижимого имущества оно не переходило во владение залогодержателя, а оставалось во владении собственника ( залогодателя). Этим залогом в Пскове отличался от залога по » Русской правде». Другим видом обеспечения обязательства была порука ( поручительство) со стороны 3 лица.

Порукой обеспечивался заем до рубля.

В грамоте различались следующие виды договоров:

Договор купли-продажи недвижимости, который заключался только в письменной форме ( ст. 10-13). Купля-продажа, заключенная » во время пирушек» могла быть призвана недействительной при рассуждении ее одной из сторон.

Договор дарения заключался в письменной или устной форме и считался действительным, если осуществлен в присутствии священника и свидетелей.

Договор займа. 1) Займ на сумму свыше одного рубля должен был заключен только в письменной форме и обеспечен закладом «записью и закладом» (ст. 30). 2) Займ на сумму до одного рубля должен был обеспечен поручительством.

Грамота регулирует процент по займу, т.е. ростовщические отношения ( см. ст. 73- 74). Если должник просрочил выплату по договору, то кредитор (заимодавец) имел право взыскать проценты, лишь своевременно известив о неуплате «осподу».

Договор поклажи, т.е. хранение имущества. Действительным считался лишь договор, подкопленный и заверенный по форме «записями», ссылка на «доски» (неофициальные записи на бересте) не считались действительными.

Договор найма имущества (складских помещений, амбаров, квартир для иноземных купцов (ст. 103) был широко распространен, т.к. Новгород и Псков были крупными торговыми городами.

Залог разделяется на:

* залог недвижимого имущества,

* залог движимого имущества («заклад»).

Также, как и при договоре займа без записи признавались иски по залогу на сумму до 1 рубля при условии предъявления «досок». При ссудах на сумму свыше 1 рубля необходимо было составлять запись по форме, либо принимать заклад, зарегистрировать в особых закладных досках. Договор личного займа заключался между хозяевами и различного рода «наймитами», плотниками, ремесленниками и т.д. (ст. 41).

Договор изорничества по Псковской судной грамоте схож с договором о закупничестве по «Русской правде».

Договор мены заключался на тех же установках Кодекса, что и купля-продажа.

Наследственное право

Наследственное право знало оба вида наследования: наследованные по завещанию («приказное») и наследованное по закону («отморщина»).

Завещание составлялось в письменной форме. Для утверждения достаточно было сдать его на хранение в «ларь», т.е. псковский государственный архив при Троицком соборе. Наследниками по закону считались прямые и боковые родственники: отец, мать, сын, брат, сестра и т.д.. Правом наследования пользовался и переживший супруг до смерти или до вступления в новый брак.

Статьи 94 и 95 посвящены разделу имущества, полученного от отца по наследству сыновьями умершего.

14. Уголовное и процессуальное право по Псковской судной грамоте.

Уголовное право

В Псковской судной грамоте получила развитие такая отрасль права, как уголовное право.

Нормы уголовного права грамоты в сравнении с нормами «Русского права» более ужесточены, что свидетельствует об обострении классовой борьбы (или социальных противоречии). В «Русской правде» преступления именовались общим термином » обидой». Псковская грамота не имеет специального термина для его обозначения, но по разработке понятия преступления она находится на порядок выше.

Под преступлением понималось не только нанесение какого-либо вреда частным лицам, но и причинения ущерба государству и его органам. В ст. 7 упоминается такой вид преступления как «перевет», т.е. государственная измена.

«Перевет» считался особо опасным преступлением против государства и карался смертной казнью.

Преступлением против судебных органов считались:

* вынесение неправосудного приговора («правого не погубите, а виноватого не жаловати, ст. 3);

* тайный посул или тайная взятка («а тайных посулов не имати ни князю ни посаднику, ст. 4);

* нанесение ударов судебно-административному лицу («кто подверника ударит», ст. 58);

* насильственное вторжение в помещение суда (» кто силой в судебную полезет», ст. 58).

Виновные в перечисленных преступлениях наказывались тюремным заключением («всадить в цибу») и высокой княжеской «продажей» (штрафом), а также денежными взысканием в пользу пострадавшего подверника (ст. 58).

Псковская судная грамота регулирует и имущественные преступления, усиленно охраняя собственность имущих классов и социальных групп от покушения.

В грамоте предусматривалась кража «татьба», причем она различалась на простую и квалифицированную.

Простая кража — это кража в первый раз (по Грамоте и во второй), которая производилась из кладовой, саней, с вода, из лодки, зерна из ямы, кража скота, сена. Эти виды кражи наказывались штрафом в размере 9 денег (ст. 8).

В памятнике есть статья, которая устанавливает денежные взыскания в пользу потерпевшего от 2 до 10 денег и судебные пошлины от 3 до 6 денег за кражу домашних животных.

Квалифицированная кража — это кража, сопровождавшаяся отягчающими обстоятельствами. Это прежде всего профессиональное конокрадство кража в третий раз, кража из Псковского Кремля, где хранилась государственная казна («кромская» татьба). За квалифицированную кражу назначалась смертная казнь.

Грамота различает «татьбу» (тайное похищение чужого имущества) и грабеж и разбой (насильственный, открытый захват чужого имущества). Понятием «наход» грамота выделяет разбой, произведенный шайкой (ст. 1). За грабеж, разбой и наход взыскивался высокий штраф.

К преступлениям против личности относились:

* убийство («головщина»),

* нанесение побоев,

* оскорбление действием.

За убийство назначалась княжеская «продажа» в размере 1 рубля и денежное взыскание семье убитого. При отказе выдачи убийц властью или общиной взыскивалась «дикая вира», как и по «Русской правде».

Особым составом преступлений выделены отцеубийство и братоубийство.

Население побоев и выравнивание бороды квалифицировалось как оскорбление действием. Если избиение происходило в публичном месте, то виновник карался денежным штрафом в пользу князя и денежным взысканием в пользу потерпевшего. За вырванные бороды взимался высокий штраф 1 рубль.

Поскольку о нанесении увечий (отнятие руки, пальцев, выбитые зубов и т.д.) в грамоте не упоминается, то следует предположить, что в этих случаях действовали нормы «Русского права».

Существование в Пскове более развитой и суровой системы наказанный свидетельствует о наличии в обществе острых социальных противоречии.

Государственная измена, церковная кража, конокрадство, профессиональное воровство (более 3 раз), поджигательство карались смертной казнью через отсечение головы, сожжение и повешение. Большинство преступлений наказывались «продажей» в пользу князя и денежным взысканием в пользу потерпевшего или его семьи.

Судебный процесс

Судебный процесс в Новгороде и Пскове носил состязательный характер, но роль суда существенно усиливается. Вызов на суд производился по повестке («позовнице»). Уклонение от явки на суд означало проигрыш дела. В случае принудительного привода ответчика в суд и оказанием им при этом вооруженного сопротивления следовало наказание как за убийство (ст. 26).

Доказательствами при рассмотрении дела могли быть:

* собственное признание обвиняемого,

* показания свидетелей, послухов,

* судебный поединок,

* письменные документы и извод.

Важное значения имели присяга («рота»), письменные документы («грамота»), судебный поединок («поле»). Различались 2 вида письменных документов — доказательств:

* «доска» — частный документ, расписка на бересте:

* «запись» — официальный документ, заверенный по закону в установленной форме. Источник дает явное предназначение «записи» перед «доской».

Свидетели были 2-х категорий:

* очевидцы (видоки) — свидетели факта;

* послухи — свидетели доброй славы ответчика.

Некоторые статьи Псковской судной грамоты содержат постановление о таком судебном представительстве, как пособничество, неизвестном «Русской правде», которое в ранний период применялось для женщин, подростков, монахов, старых и глухих людей (ст. 58).

Ответчик мог выставить на поединок с послухом противной стороны «наймита» (ст. 21,36). Женщины же в тяжбах между собой не имели права выставлять вместо себя бойцов (ст. 119).

При поединке побежденный проигрывал процесс.

Своеобразной формой процесса был «извод», в «Русской правде» — «свод». Суть процесса заключалась в том, что добросовестный приобретатель, чтобы снять с себя подозрение в незаконном присвоении чужой вещи, должен был указать лицо, у которого он купил имущество (ст. 54).

Различались «вольная рота» и «судебная рота». «Вольная рота» — это принесение добровольной присяги по требованию истца (ст. 116), причем ответчик по «татьбе» «вольную роту» давал на том месте, где произошла кража (ст. 34,35). «Судебная рота» — присяга на суде по требованию суда (сторона, не явившаяся на суд для присяги, проигрывала процесс (ст. 99).

Ряд статей регламентирует порядок взимания и размеры судебных пошлин в пользу князя и других представителей судебной власти.

Грамота не предусматривает пересмотр уже разрешенных судом дел, если не возникало подозрений о подлинности документов, служивших доказательствами.

15. Русь и Золотая Орда: государственно-правовые отношения.5.1. Форма зависимости. После нашествия Русь попала в зависимость от монгольского государства, получившего в дальнейшем название Золотая Орда и простиравшегося от Карпат до Западной Сибири и Хорезма. Его столицей был основанный Батыем в низовьях Волги город Сарай. Монголы были обессилены, а кроме того, русские земли, покрытые лесом, казались кочевникам дикими и непригодными для скотоводства. Поэтому Русь сохранила свои внутренние порядки. 5.1.1. Ее экономическая зависимость ограничивалась выплатой дани (т.н. «ордынского выхода», который до начала Х1У в. собирали специальные уполномоченные хана — баскаки), чрезвычайных поборов, а также назначением великого князя владимирского ханом, который становился для русских князей верховным сюзереном — «царем» по терминологии того времени. От налогов освобождалось только духовенство, а также ученые, врачи и нищие. Монголы провели перепись русского населения — «число», чтобы иметь возможность учитывать подворную дань.5.1.2. Политическая и военная зависимость. Кроме того русские воины по приказу верховного правителя вынуждены были участвовать в военных действиях на стороне монголов, зачастую далеко за пределами Руси. Лишь Александру Невскому удалось добиться от хана уступки, освобождающей от этой повинности «кровью». Русь, сохраняя свою государственность, стала частью Золотой орды — сначала западного улуса монгольской империи, а к 80-им гг. XIII в. самостоятельного государства. Вассальная зависимость русских князей от ордынского хана проявлялась в получении «старшего» русского князя ярлыка на Великое княжение Владимирское.5.2. Политическое развитие Руси под игом. Первым князем, получившим в Орде ярлык на великое княжение стал брат погибшего Юрия — Ярослав Всеволодович, вскоре отравленный в Каракоруме из-за политических интриг.К середине Х111 в. среди русских князей сложились две группировки. Одна во главе с Андреем Ярославичем (великий князь владимирский с 1249 по 1252 гг.) и Даниилом Романовичем Галицким, поддерживаемая князьями западных наименее пострадавших от нашествия земель, выступила против признания зависимости от Орды. Другая, куда входили в основном князья северо-восточной Руси, склонялась к соглашению. Эту позицию поддерживала и церковь, получившая от завоевателей ряд привилегий и подозрительно относящаяся к расчетам представителей антимонгольской группировки на соглашение с западными странами и папской курией. Политику компромисса с Ордой стал активно проводить в жизнь Александр Невский. Считая гибельным открытое противостояние монголам, он надеялся использовать их мощь для борьбы с западной католической опасностью, которая в сознании людей той эпохи воспринималась как более серьезная угроза православной вере, а следовательно, и существованию самой Руси. К тому же и Запад подталкивал Русь к борьбе, способной полностью истощить ее силы, из-за опасений новых походов монголов, не собираясь при этом оказывать ей реальную военную помощь.По словам русского историка-эмигранта Г.В. Вернадского: — «Александр Невский, дабы сохранить религиозную свободу, пожертвовал свободой политической, и два подвига Александра — его борьба с Западом и его смирение перед Востоком — имели единственную цель — сбережение православия как источника нравственной и политической силы русского народа»).С помощью татар Александр сверг своего брата Андрея и получил ярлык на великое княжение (1252-1263). Ему приходилось подавлять народные антиордынские движения, вызванные переписью населения. (Одно из них вспыхнуло в 1257 г. в Новгороде под руководством его сына Василия). Однако, несмотря на это, он остался в памяти народа мудрым правителем и защитником земли русской.8. особенности образования российского государстваКонец 15- начало 16В конце XIII — начале XIV века Русь начала оправляться от разорения. Росло земледелие. Феодальная раздробленность как система государственности начинала вступать в противоречия с социально-экономическим развитием страны. Внешняя угроза ускоряла процесс объединения русских земель.Москва занимает географически важное положение: с юга и востока ее прикрывали от ордынских вторжений Суздальско-Нижегородское и Рязанские княжества, с севера-запада – Тверское княжество и Великий Новгород. Леса вокруг Москвы были непроходимы для монголо-татарской конницы. Все это вызвало приток населения на земли Московского княжества. Москва стала центром развитого ремесла, сельскохозяйственного производства и торговли. Она оказалась важным центром сухопутных и водных торговых путей. Возвышение Москвы объясняется также целенаправленной, гибкой политикой московских князей, сумевших привлечь на свою сторону другие княжества и церковь. Основателем династии московских князей был младший сын Александра Невского – Даниил.Рост могущества Москвы начался в период княжения Ивана Калиты (1325-1340 гг.). Он добился от золотоордынского хана признания себя великим князем над всей русской землей. Усилению Москвы способствовало и перенесение в нее митрополичьей кафедры.Однако к середине XIV века складывается и другой центр объединения русских земель — Великое Литовско-Русское княжество. Борьба за княжение после смерчи Витовта в 1430 г.- национальная и религиозная рознь ослабили это княжество, в то время как Московское княжество продолжало укрепляться при сыновьях Ивана Калиты Симеоне Гордом (1340-1353 гг.) и Иване Красном (1353-135У гг.).К концу 14 в. в состав Московского княжества вошли Муром, Нижний Новгород, земли на окраинах Руси. Территория увеличилась почти в 30 раз по сравнению с началом века. В 1480г. давившее почти 240 лет монголо-татарское иго было свергнуто.К середине XV века Московское княжество выросло в могущественный массив. На заключительном этапе объединения русских земель наиболее острой была борьба с Новгородской олигархической республикой. Отстаивавшая свою обособленность местная знать изменила Руси и признала верховною власть литовского князя. В июле 1471 г на берегу реки Шелони войска новгородских феодалов были разбиты. В 1478 г земли великого Новгорода пошли в состав единого государства. В 1485 г. Москва присоединила Тверь. В 1510 г. была ликвидирована обособленность Пскова, а в 1520 г. — Рязани. Этим в основном завершилось политическое объединение русских земель.В конце XV в. при поддержке украинского и белорусского народов Россия начала борьбу за возвращение охваченных литовскими феодалами русских земель на левом берегу Днепра, но Десне и на Оке.Завершение окончательного объединения русских земель вокруг Москвы в централизованное государство приходится на годы правления Ивана III, который первым принял титул – государь всея Руси. В это время двуглавый орел стал гербом нашего государства, был возведен из красного кирпича Кремль, был создан первый судебник (1497 г), стали формироваться органы управления, принимал зарубежных послов в Грановитой палате. Иван III ввел термин «РОССИЯ”.При нем были приняты особые знаки великокняжеского достоинства: «шапка Мономаха”, которая стала символом самодержавия, драгоценные оплечья — бармы и скипетр. Идеологическим обоснованием неограниченной власти великого князя была так называемая «теория третьего Рима”. Смысл ее заключался в признании великого князя наследником римского и византийского императоров. При Иване III были заложены основы сословно-представительной монархии.При Иване III началось формирование центральных органов власти — приказов. Делопроизводство в приказах вели дьяки и подьячие. В начале XVI в. в России насчитывалось до десяти приказов. Так, дворцовый приказ ведал собственными владениями великого князя, посольский — внешними сношениями, разрядный — военными делами и т. д.Преодоление феодальной раздробленности, образование и укрепление Российского государства привели к постепенному складыванию системы централизованного управления страной. Продолжала функционировать Боярская Дума, выросли центральные правительственные учреждения — приказы, возросла роль дворянства при ограничении прав феодальной аристократии. Но пережитки феодальной раздробленности сохранялись и влияли на внутреннюю политику России.

16. Органы центральной власти и местного управления в Московском государстве (XIV-сер. XVI вв.)

Возглавлял Русское государство великий князь, с конца XVв. он стал именоваться государем всея Руси.

В XIII—XIV вв. великий князь был типичным монархом раннефеодального государства. Он возглавлял иерархию, стоявшую также из удельных князей и бояр. Взаимоотношения жду последними и великим князем определялись заключенными договорами, которые предоставляли широкие феодальные привилегии и иммунитета князьям, боярам и монастырям.

По мере централизации государства и подчинения отдельных княжеств Московскому великому князю его власть значительно возросла. В XIV—XV вв. происходит резкое сокращение иммунитетных прав, удельные князья и бояре становятся подданными великого князя.

Одним из средств укрепления великокняжеской власти, а также упорядочения финансов была денежная реформа, проведенная в начале XVI в. Ее основное значение заключалось в том, что она вводила в государстве единую денежную систему, чеканить монету мог только великий князь, деньги удельных князей изымались из обращения.

3. Великий князь, еще не имея абсолютной власти, управлял государством при поддержке совета боярской аристократии — Боярской думы.

Боярская дума была постоянно действовавшим органом, основывавшимся на принципе местничества (замещение государственной должности связывается с происхождением кандидата, со знатностью его рода). Дума вместе с князем осуществляла законодательную, административную и судебную деятельность.

Состав Боярской думы на протяжении XIV—XVI вв. постоянно менялся. В нее входили путные бояре, тысяцкий, окольничий, «бояре введенные», думные дворяне, думные дьяки, дети боярские и др.

4. В XIII—XV вв. продолжала действовать дворцово-вотчинная система управления. Важная роль в ней принадлежала’ княжескому двору во главе с дворецкими и дворцовыми ведомствами — путями. В XIV в. существовали конюший, соколичий, стольничий, ловчий и другие пути, возглавляемые соответствующими путными боярами. Постепенно эти придворные чины превращались в государственные должности.

Централизация государства, расширение территории и усложнение социально-экономического и политического развития потребовали создания специального управленческого аппарата.

В результате начиная с конца XV в. происходит становление новых органов центрального и местного управления — приказов. Они представляли собой постоянно действовавшие административно-судебные учреждения, компетенция которых распространялась на всю территорию государства. Были созданы Посольский, Поместный, Разбойный, Казенный Ямской и другие приказы.

Приказы совмещали административные, судебные и финансовые функции. Они имели свои штаты, приказные избы, делопроизводство, архивы. Приказы возглавлялись боярами, в состав также входили приказные дьяки, писцы и специальные уполномоченные.

К середине XVI в. приказная система управления окончательно вытесняет дворцово-вотчинную.

5. Местное управление до конца XV в. основывалось на системе кормлений и осуществлялось наместниками великого князя в городах и волостелями в сельской местности. Компетенция наместников и волостелей четко не определялась. Они занимались административными, финансовые ми и судебными делами. Вместо жалованья за службу он имели право оставить себе «корм» — часть собранного с населения. Срок пребывания в должности сначала не был ограничен. С централизацией Русского государства положение кормленщиков изменилось: устанавливались определенные размеры «корма», регламентировались права и обязанности корм; денщиков, срок их деятельности стал составлять от 1 до 3 лет, ограничивались судебные права и др.

В начале XV1 учреждаются новые дворянские и земские органы – губные и земские избы. В их компетенцию входили финансовые, полицейские и судебные функции.

17. Правовое положение населения в Московском централизованном государстве (XIV-сер. XVI вв.)

По общественному строю русское централизованное государство можно характеризовать как феодальное, а по форме правления — раннефеодальную монархию. В обществе феодального периода классовое различие населения фиксировалось установлением юридического места каждого разряда населения или делением на сословия.

Если в период раздробленности иерархия класса феодалов была относительно стабильной, то в XV веке удельные князья стали служилыми князьями великого московского князя «княжатами». Существенно ослабло экономическое и политическое значение боярской знати, подавленной в результате сопротивления централизации. Они уже ни имели «права отъезда» к другому сюзерену, ибо последовало лишение вотчины и обвинение в измене. Прекращается выдача иммунитетных грамот, изымаются судебные функции. Одновременно усиливается значение средних и мелких феодалов и возвышается формирующееся дворянство. Централизованное государство нуждалось в сильное армии и бюрократическом аппарате. Эту задачу могли выполнять дворяне, владеющие поместьями и зависимые от великого князя.

По экономическому положению феодалы разделялись на бояр (владельцы вотчин), дворян ( владельцы поместий ). Само значение термина боярин стало неоднозначным. На верхней ступени находились «введенные бояре». Чин «введенного боярина» торжественно объявлялся и давался за службу или за особые заслуги именитым боярам. Чины приравнивались к государственным должностям.

На второй ступени был чин «окольничего», носителем которых были мелкие удельные князь и знатные бояре, не вошедшие в состав «бояр введенных». Остальные бояре слились с «детьми боярскими» и дворянами. Одним из них получали чины думных дворян и думных дьяков, другие чины стольников дворян московских, дворян городовых. Дворяне (от слова «слуга над дворским») и помещики (производное от слова «испоместить» на земле и за службу) возникали еще в Ростово-Суздальском княжестве, но как социальная группе и в Московском государстве формируется во второй половине XV в.

Служба в аппарате государства в Московском княжестве считается привилегией. Постепенно отмирает дворцово-вотчинная система управления. Дворецкий уже не занимается княжеским хозяйством, а вместе с казначеем и, опираясь на дьяков, контролирует администрацию на местах и осуществляет судебные функции по наиболее важным делам. Конюший становится главой Боярской думы.

Кравчий занимается вопросами продовольствия и снабжения. Ловчие, сокольничьи, постельничьи занимаются государственными делами и могут оказывать влияние на решение важных вопросов.

В этот период произошли и изменения в правовом положении крестьян (крестьянин — производное от слова христианин, возникло в XIV в.). В ХV в. крестьянин не был уже свободным, он платил подати или государству или феодалу. Государственные крестьяне назывались черными или чернотяглыми («тягло» — сумма налогов на общину), или черносошными («соха» — единица обложения, равная 5О десятинам земли). У этой категории крестьян за поступление податей в казну отвечала вся община. Община ведала землями, защищала от посягательств, принимала новых поселенцев, оказывала судебную защиту членов распределяла размеры сборов и повинности. В XV — XVI вв. сельская община укрепилась, так как эта форма организации была удобна и государству и крестьянам.

Частновладельческие крестьяне платили подати феодалам в виде продуктов и отрабатывали барщину.

Форма феодальной зависимости позволяет делить частновладельческих крестьян на разряды:

а) старожильцы — крестьяне, исстари жившие на черных землях или в частных владениях, имевшие свое хозяйство и несшие государево тягло или повинность феодалу ;

б) ново подрядчики (новоприходцы) — обедневшие, потерявшие возможность самостоятельно вести хозяйство и вынужденные брать наделы у феодалов и переходить в другие места (через 5-6 лет они превращались в старожильцев);

в) серебряники — крестьяне, задолжавшие деньги (серебро) под проценты («в рост») или под погашение долга работой у феодала («под изделье»);

г) должники-серебряники — давшие долговую записку («кабальная запись») становились кабальными людьми;

д) половники — обедневшие крестьяне, исполу (до 50% процентов) обрабатывающие на своих лошадях феодальную землю;

е) бобыли — обедневшие люди (земледельцы и ремесленники), обязанные повинностями перед феодалом или денежным оброком перед государством;

ж) страдники-холопы — холопы, посаженные на землю и несшие барщину.

К феодально-зависимому населению относились монастырские крестьяне (монастырские детеныши, подсуседники и др.).

На низшей стадии общественной лестницы находились холопы, работавшие во дворах князей и феодалов (ключники, тиуны). Их число заметно сократилось, т.к. часть их сажали ни землю. К тому же Судебник 1497 г. ограничивает источники холопства. Холопами становились в случае женитьбы на лицах аналогичного состояния, по завещанию, при самопродаже. Поступление в сельское тиунство также влекло за собой холопство, но остальные члены семьи оставались свободными. В городах же положение было иное — поступление в услужение «по городскому ключу» не влекло холопского состояния.

Судебник 1550 года еще более ограничивает источники холопства: тиунство не влечет за собой холопство без специального договора (ст.76).

В XIV — XV веке положение крестьянства было очень тяжелое. Факторами, усиливающими эксплуатацию были:

* стремление феодалов и государства извлечь максимальную прибыль из крестьянского труда;

* необходимость средств для уплаты дани;

* раздача государственных (общинных) земель дворянскому войску;

* рутинное состояние феодальной техники и т.д.

Все это побуждало крестьян к поиску тех мест, где феодальный гнет был более умерен. Участились крестьянские переходы («выходцы»), а то и просто бегства в северные и южные земли. Возникла необходимость ограничить «выходы» крестьян. Вначале запрет перехода оговаривался в между княжеских договорах. В XV веке крепостничество приняло упорядоченный характер в следствии регистрации зависимого населения. Переход крестьянина был только один раз и году — за неделю до Юрьева дня (26 ноября) и в течении недели после него. Судебник 1497 г. закрепил это положение (ст.57). Для «выхода» крестьянин должен был заплатить один рубль » в полях» и пошлину в менее плодородных местах.

Судебник 1550 года подробнее регламентировал «отказы» (переходы), повторив тот же срок перехода. Вместе с тем установил, что «пожилое» платится «с ворот», а не каждым поколением совместно проживающей семьи. Сумма «пожилого » увеличивалась до двух алтынов. Таким образом , Судебники 1497 и 1550 годов сыграли важную роль в оформлении крепостной зависимости.

18. Судебники 1497 и 1550 гг.: источники, структура и роль в установлении крепостного права.

Судебник 1497 года основывался на предшествующем законодательстве. Источниками этого нормативно-правового акта явились:

Русская правда, включая её позднейшие редакции.

Псковская судная грамота.

Уставные грамоты — нормативные документы, издаваемые верховной властью по вопросам местного управления.

Судные грамоты — постановления о судоустройстве, даруемые отдельным местностям и содержащие, кроме того, некоторые нормы гражданского и уголовного права.

Судебные решения по отдельным вопросам.

Содержание Судебника распадается на четыре части:

Деятельность центрального суда и нормы уголовного права (ст.1-36).

Организация и деятельность местных судов (ст. 37-45).

Гражданское право и гражданский процесс (ст. 46-66) (наследование, договоры личного найма, купли-продажи, переход крестьян от одного хозяина к другому, о холопстве).

Дополнительные статьи по судебному процессу (ст.67-68)

Судебник 1550.

Источники: — Судебник 1497 г., а также составлявшиеся на его основании — уложенья, или уставные грамоты, даваемые великими князьями различным областям государства для вершения ими суда (а также грамоты губные, таможенные, жалованные). — законодательство, охватывающее период времени между первым и вторым Судебниками.

Судебники 1497 и 1550 годов. Их роль в судьбе крестьянства.

Традиционно, в отечественной историографии за своеобразную точку отсчета в развитии крепостного права в России принимают Судебник княжеский 1497 года и, появившийся спустя полвека, Судебник царский 1550 года. Для подобного вывода имеются, казалось бы, довольно серьезные основания. Отмечая роль судебников в изменении положения крестьянства, обычно упоминаются нововведения, установленные в данных законодательных актах. Наиболее заметное из них – ограничение срока перехода крестьян. ” А христианином отказыватися из волости, из села в село, один срок в году, за неделю до Юрьевого дни осеннего и неделю после Юрьева дни осеннего…”, — гласит статья 57 княжеского судебника, устанавливая тем самым единый для всей страны срок перехода. Казалось бы, это положение действительно посягает на права и свободы крестьян, ограничивая их инициативу, между тем не все так просто. Интересна позиция по этому вопросу авторов книги “История России с древнейших времен до конца XVII века”. По их словам установление единого срока перехода крестьян было не более чем юридическим оформлением реально существующих порядков. Прежде всего, не стоит думать, что перемена места жительства для крестьян было делом желанным и регулярным. Если не возникало чрезвычайных ситуаций, крестьянин предпочитал оставаться на месте. Что же касается сроков перехода, то вполне обоснованным представляется следующее утверждение: при крайней сжатости цикла сельскохозяйственных работ, их интенсивности, время перехода определялось практическими соображениями весьма жестко – конец осени – начало зимы. Уход в другое время грозил бы невосполнимыми упущениями в ведении хозяйства. Кроме того, именно в этот промежуток проводились основные выплаты по отношению к казне и к собственнику земли. Так что, по-видимому, здесь судебник не вводил никаких новостей.

Относительной новизной было установление уплаты пожилого для всех разрядов крестьян – ранее подобная пошлина взималась лишь с некоторых групп с повышенной личной зависимостью. При переходе крестьянин должен был выплатить пожилое. Судебник 1497 устанавливает размер пожилого – в степной полосе 1 рубль (царский судебник прибавит еще два алтына), а в лесной полтину. Судебник оговаривает и зависимость величины пожилого от срока проживания крестьянина на земле (ст.57 кн., ст.88 ц.).

Оговаривался в судебниках и вопрос, касающийся выплаты податей. При переходе крестьянина возникал вопрос, кому платить подать с оставляемого засеянного участка. Судебник царский (ст.88) решает: что если останется у крестьянина хлеб в земле, то он может сжать его, уплатив в пользу владельца боран и два алтына, но пока рожь его была в земле, он должен платить царскую подать со своего прежнего участка, несмотря на то, что все его отношения с владельцем прежнего участка прекращаются.

Царский судебник упоминает и о барщине (выполнение работы на господина), как явлении общем и законном, позволяя “не делать боярского дела” крестьянину, который перешел и лишь хлеб его оставался в земле (ст. 88).

Между тем, как уже упоминалось выше, некоторые исследователи отказываются видеть в судебниках начало юридического оформления крепостного права.

Доказательством к отсутствию ярко выраженной крепостнической направленности в судебниках 1497 и 1550 годов может послужить и следующее обстоятельство – очевидно, что ограничение перехода не может считаться единственным показателем закрепощения, необходимо учесть и правовое положение крестьян, подробнее остановившись на вопросе об усилении эксплуатации. Было ли на самом деле это усиление? Имел ли место нажим на владельческие права крестьян, на их правоспособность? Прежде всего, крестьяне, как индивидуально, так и в составе общины оставались субъектом права, а не его объектом и в таком качестве судились судом. Княжеский судебник фиксирует процессуальное равенство черных крестьян и рядовых феодалов в некоторых отношениях. Так, они были равноценными свидетелями при признании обвиняемого татем (ст. 12), для них существовал единый срок давности для возбуждения иска в поземельных делах (ст.63 “о землях суд”). Наконец Судебник 1497 года закрепил присутствие судных мужей из “лучших, добрых” крестьян на судах кормленщиков (ст. 38), Судебник 1550 года не внес тут никаких серьезных изменений.

Таким образом, очевидно нельзя говорить о ярко выраженной крепостнической направленности Судебников, поскольку положения, касающиеся крестьян и юридически оформленные в 1497 и 1550 гг., предоставляли им еще значительную свободу, крестьянское население воспринимались как вполне правоспособная часть населения. Проявления крепостнической политики гораздо более заметно в государственных мероприятиях и законодательстве конца XVI века, хотя и здесь не существует единой точки зрения.

19. Гражданское право по Судебникам 1497 и 1550 гг.

В Судебниках гарантировались права и привилегии феодалов. С целью обеспечения интересов феодалов регулировалось правовое положение феодально-зависимого населения – крестьян и холопов. Так, в Судебнике 1497 г. впервые ограничивалось право крестьянина уходить от господина и закреплялось правило Юрьева дня, что положило начало формированию крепостного права. Судебники подтверждали право феодалов иметь в собственности холопов, усложняли процедуру отпуска холопов на волю. Вместе с тем, отношения властей к холопам было двойственным. Государству было не выгодно увеличение их количества, так как в этом случае сокращалось число налогоплательщиков. Поэтому в Судебниках сокращается число юридических фактов, служащих основанием для обращения в холопы.

В Судебниках закреплялось право собственности феодалов на вотчины – наследуемые земельные владения, определялся особый статус родовых вотчин. Сделки, направленные на отчуждение родовых вотчин, осуществлялись с согласия родственников (право первоочередной покупки). Гарантировалось право родственников на выкуп отчужденной родовой вотчины.

В Судебнике 1497 г. впервые в русском законодательстве упоминается новая форма феодального землевладения – поместье. Обязательным условием пользования поместьем была реальная служба государю. Поместья, в отличие от вотчин, не передавались по завещанию.

До середины XVI в. преобладающей формой заключения договоров оставалось устное соглашение, но уже в это время получает распространение письменная форма (кабала).Сделки с недвижимостью заверялись в официальной инстанции и скреплялись печатью. Личная ответственность должника за неисполнение взятого на себя обязательства(обращение в рабство) заменялась имущественной ответственностью.

По сравнению с предыдущим периодом в наследственном праве завещателю предоставлялась большая свобода при назначении наследника. При завещании имущества за пределы круга близких родственников («сторонним лицам») становится обязательной письменная форма завещания. Родовая недвижимость таким лицам не передавалась – ее можно было получить только в порядке наследования по закону. Основными наследниками по закону традиционно считались сыновья феодала.

20. Преступление и наказание по Судебникам 1497 и 1550 гг.

В судебнике 1497 г. нет определение понятия «преступление», используется термин «лихое дело».В качестве объекта преступления выступают гос-во и частные интересы. Субъекты преступления — все свободные люди. Ст. 17 — «Холоп тоже отвечает за преступление». Ст. 9 — указывает самые тяжкие преступления. Наказание — смертная казнь. «Государскому убойцу, крамольнику (изменнику), церковному татю, головному, подымщику, зажигальнику, всякому лихому человеку живота не дать, казнить смертной казнью».

Коромольник — изменник, раньше их не казнили, а по Судебнику их казнили и отбирали имущество.

Церковная татьба — вид церковной кражи (антицерковные поступки) — смертная казнь.

Подымщики — присвоение чужого имени с целью укрытия от податных податей (мнение Чистякова).

Зажигальник — не только дома, но и поджог города с целью сдачи врагу.

Лихие люди — это потенциально способные совершать противоправные деяния (беглые крестьяне). Принадлежность к лихим людям усиливает наказание.

Головная татьба — кража холопов, людей, сопровождающаяся убийством.

1) Появляется право внесудебной расправы. Гос-во передает его нескольким зажиточным людям.

2) Наказывается голый умысел на совершение преступления.



Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 |... 5 ... | Весь текст