Методичка по литературе 17-18 вв

ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVII–XVIII ВЕКОВ

Учебно-методическое пособие для студентов филологического факультета (русское отделение) и факультета журналистики Уральского федерального университета очной и заочной форм обучения

Составитель

Маркин Алексей Вячеславович,

кандидат филологических наук, доцент

Екатеринбург

2012

Введение

Содержание курса

Содержание практических занятий

Самостоятельная работа студентов

Список произведений для обязательного чтения

Список произведений для дополнительного чтения

Примерные вопросы для контрольных работ по текстам

Примерные темы самостоятельной аналитической работы

Примерные темы творческой работы

Материалы для подготовки к зачету

Контрольные мероприятия

Отчетность

Библиографический список

ВВЕДЕНИЕ

В традиции историко-литературной науки и университетского преподавания истории зарубежной литературы XVII век, как правило, рассматривается как век классицизма и барокко, XVIII век – как век Просвещения. Очевидна недостаточность таких определений. Прежде всего, они вводятся по разным основаниям: классицизм и барокко – художественные системы, Просвещение – идеологическая система. Эстетика классицизма сохраняет влиятельность вплоть до романтизма, идеи Просвещения не исчерпывают всей сложности интеллектуального климата восемнадцатого столетия. Указанные определения схватывают важные черты эпохи, но должны уточняться в ходе рассмотрения конкретных вопросов истории литературы.

В предлагаемом учебно-методическом пособии содержание лекционного курса представлено по темам. Как правило, на одной лекции рассматривается несколько тем. После каждой темы даются краткие списки литературы, к которым следует обращаться при выполнении самостоятельных и творческих работ.

Оценка работы студента осуществляется на основе учета рейтинговых баллов по результатам текущего и итогового контроля. Текущий контроль осуществляется в течение семестра по результатам выполнения заданий контрольных работ по текстам, самостоятельных и творческих работ (на заочном отделении – только самостоятельных работ). Итоговый контроль осуществляется в форме зачета или экзамена в соответствии с учебным планом.

Контрольные мероприятия

Текущий контроль

Контрольные работы по текстам

Специфика историко-литературного курса состоит в том, что условием выполнения его программы является прочтение довольно большого количества произведений. Проверка знания произведений осуществляется в форме контрольных работ (КРТ). В КРТ вопросы могут формулироваться в закрытой и открытой форме. Задание может состоять в том, чтобы по фрагменту опознать произведение, правильно определить время и место действия, перечислить главных героев и т.д.

Самостоятельные работы

Выполнение самостоятельной работы (СР) не является обязательным. СР включает три вопроса различного характера. Это могут быть 1) общие вопросы по основным категориям и концептам литературы XVII–XVIII века; 2) вопросы на установление соотношения между основными категориями и концептами литературы XVII–XVIII века и конкретными произведениями; 3) вопросы по творчеству определенного автора, предполагающие характеристику его стиля, мотивов его творчества и т.п.; 4) вопросы по отдельным произведениям, предполагающие общий анализ их поэтики или соотношения с культурно-историческим и идеологическим фоном. Можно ответить на все три вопроса, можно на два, на один, можно вовсе не отвечать. Каждый ответ оценивается отдельно.

При выполнении СР должны соблюдаться определенные требования.

Ответы, в которых будут выявлены не взятые в кавычки цитаты, проверяться не будут, так как такие ответы не являются самостоятельными.

Работа должна быть вычитана. Невычитанные работы не рассматриваются.

Ответ на каждый вопрос не должен превышать одной страницы (А4, кегль 12, 1,5 интервала, не более 3000 знаков с пробелами). Ответы, значительно превышающие объем, проверяться не будут.

В каждом ответе должны быть цитаты не менее чем из двух источников. Цитаты должны быть в кавычках, источник цитаты должен быть указан (автор, название, год издания, страница). Если цитируются материалы, размещенные в сети Интернет, должны быть указаны автор, название работы, электронный адрес. Цитировать тексты, автор которых не указан, нельзя.

Ответ не должен состоять только из цитат.

Ответ должен быть связным.

Перед началом работы студент должен удостовериться, что правильно понимает все слова, входящие в название темы. Определения терминов можно найти в лекциях, литературоведческих словарях (рекомендуется «Литературная энциклопедия терминов и понятий»). При этом определение термина не нужно включать в работу. Необходимым условием выполнения задания является чтение тех произведений, которые упомянуты в задании или знакомство с которыми предполагается его формулировкой.

В ответе не должно быть ничего лишнего. Не надо писать о том, когда писатель родился, где он жил, какие произведения написал, как о нем отзывалась критика, если это не предусмотрено формулировкой темы.

Творческие работы (только для студентов очного отделения)

Выполнение творческой работы (ТР) также не является обязательным. Объем ТР – 4–6 страниц.

Тему нужно выбрать самостоятельно. Вопросы можно задать на консультации; на консультации возможно также изменение формулировки темы. Творческая работа должна представлять собой самостоятельное рассуждение, простейшим образцом которого является школьное сочинение. Отправным пунктом для рассуждения должно быть произведение или ряд произведений. Допустимы какие угодно сопоставления. Основное направление мысли не обязательно должно быть литературоведческим, оно может быть историческим, социологическим, психологическим, философским. Форма работы, ее логика, аргументация выстраиваются самостоятельно. Работа не должна быть просто набором фактов. Факты должны быть осмыслены, то есть связаны между собой. Важно, чтобы итоги работы не были очевидны с самого начала. В работе такого рода ценится оригинальность, проявление творческих способностей, широта кругозора, стиль. Можно обойтись без использования учебной и научной литературы, но если возникнет потребность, литературу можно найти в списке вопросов для самостоятельной работы.

ТР может быть выполнена в форме комментария к фрагменту произведения (к главе, эпизоду, сцене и т. д.). Как известно, комментарии могут быть внутренними и внешними. Внутренний комментарий должен определить место фрагмента в художественной системе произведения, то есть, показать: 1) какие сюжетные линии завязываются, развиваются или разрешаются в нем; 2) как выявляются характеры персонажей; 3) какие образные мотивы, важные для произведения в целом, в нем присутствуют.

Внешний комментарий может быть контекстуальным или интертекстуальным. Контекстуальный комментарий объясняет исторические и культурные реалии, знание которых необходимо для адекватного понимания текста. Интертекстуальный комментарий выявляет и объясняет присутствующие во фрагменте литературные аллюзии.

ТР может включать все виды комментария или ограничиваться каким-либо одним видом. Возможен и комментарий, относящийся к одной детали (деталь облика персонажа, элемент бытового фона и т.д.). Всякий комментарий должен быть направлен к углублению понимания произведения в целом. Подготовка комментария требует знакомства с исследовательской литературой. Ориентиром при подготовке ТР такого рода могут служить комментарии Ю. М. Лотмана к «Евгению Онегину», Ю. К. Щеглова к романам Ильфа и Петрова, комментарии М. Л. Гаспарова и книга Эриха Ауэрбаха «Мимесис».

Для ТР можно воспользоваться стандартной формой презентации. Презентация может быть подготовлена по одному из произведений программы. Основой презентации должен быть словесный текст, состоящий из фрагментов произведения, пересказа, комментариев и суждений критиков и литературоведов. Словесный текст должен сопровождаться визуальными и аудиоматериалами, непосредственно относящимися к произведению или передающими колорит эпохи. Это могут быть кадры из экранизаций, книжные иллюстрации, мода, живопись, музыка, танцы эпохи. Можно подобрать фото и видеоматериалы, представляющие место действия или относящиеся к историческим событиям, образующим фон действия.

В такой же форме может быть представлено творчество писателя. В этом случае возможно выполнение работы коллективно, при условии, что степень участия каждого члена коллектива можно будет оценить индивидуально.

Темы творческих работ в обязательном порядке утверждаются на консультации с начала семестра.

Итоговый контроль

Экзамен (зачет) по дисциплине проводится в два этапа.

Итоговая контрольная работа

Письменная итоговая контрольная работа (ИКР) – первый этап экзамена (зачета) по дисциплине. Задание ИКР включает около 25 вопросов в закрытой и открытой форме. Цель ИКР, главным образом, – проверка фактических знаний студентов в пределах программы. В задание включаются, во-первых, вопросы на конкретное знание текста. Задания на конкретное знание текста формулируются только по тем произведениям, которые включены в обязательный минимум. Вопросы по текстам аналогичны тем, которые включены в семестровые КРТ. Во-вторых, значительная часть вопросов – это проверка конкретных историко-литературных знаний. Студент должен представлять себе содержание основных историко-литературных категорий (классицизм, барокко, сентиментализм и т.п.); круг авторов, представляющих в данную эпоху ту или иную литературу; основную проблематику и круг произведений тех или иных писателей; иметь представление о важнейших литературных репутациях. Проверяться будет необходимый минимум фактических знаний в объеме программы. Для подготовки к ИКР достаточно учебника и лекционного материала. При этом ИКР не характеризует ни способность к творческой работе, ни способности мышления и самостоятельной интерпретации материала. Для этого предусмотрены задания, выполняемые в течение семестра, и собеседование по программе курса.

Баллы, полученные за ИКР, добавляются к тем, которые были получены в течение семестра. По сумме баллов выставляется предварительная оценка, которая может быть внесена в ведомость и в зачетную книжку, если студент посчитает эту оценку достаточной. Баллы, которых студенту не хватает для получения желаемой оценки, могут быть получены по результатам собеседования по дополнительным вопросам.

Собеседование по дополнительным вопросам

Собеседование по дополнительным вопросам – второй этап экзамена (зачета). Оно проводится в почти традиционной экзаменационной форме. Студент получает билет, в который включены пять вопросов из программы курса, и после подготовки отвечает. Каждый ответ оценивается отдельно. Баллы, полученные по результатам собеседования, прибавляются к тем, которые были получены в течение семестра и за итоговую контрольную работу.

Экзамен

В зависимости от обстоятельств, экзамен может быть проведен в традиционной экзаменационной форме, по билетам, в каждый из которых включены по два вопроса. При этом баллы, набранные за самостоятельные и творческие работы, контрольные работы по текстам, итоговую контрольную работу и дополнительные вопросы, не учитываются.

СОДЕРЖАНИЕ КУРСА

Общая характеристика литературного процесса XVII–XVIII веков

В рамках европейского культурного ареала XVII–XVIII века считаются началом Нового времени, эпохи, сменившей средневековье. Как правило, Новое время определяют как буржуазную эпоху. На протяжении Нового времени буржуазия усиливается и вступает в борьбу с феодальным миром; основными вехами этой борьбы являются свержение испанского господства в Нидерландах и создание независимой республики Свободных провинций в 1609 г., гражданские войны и революции в Англии 1642–1689 гг., провозглашение Декларации независимости Соединенных Штатов Америки в 1776 г., Великая Французская революция 1789 г., в дальнейшем – революционные события в Европе 1848–1849 гг. Окончательное утверждение буржуазного порядка приходится на вторую половину XIX века. Новое время – это и период европейской политической гегемонии, с XVII века именно Европа определяет судьбы мира и осуществляет широкую колониальную экспансию.

Само существование исторического рубежа между средневековьем и Новым временем – несомненный факт. Однако провести какую-то бесспорную хронологическую границу между этими эпохами затруднительно. Едва ли можно указать какое-то одно событие, которое безусловно свидетельствовало бы о наступлении новых времен. Ни мятеж голландцев против испанского короля в 1566, ни гибель Непобедимой Армады в 1588, ни Нантский эдикт 1598, ни начало Тридцатилетней войны в 1618 году не внесли радикальных изменений в формы средневекового мира. Римско-католическая церковь к этому времени уже утратила полноту духовной власти в Европе. Нантский эдикт не стал окончанием периода религиозных войн. Основной формой государственного устройства осталось феодальное королевство. Экономически сильное процветающее бюргерство сформировалось задолго до начала XVII столетия. Захват земель европейцами в Америке, Африке и Азии начался тоже не в XVII веке. Но под поверхностью сохранившихся в неизменном виде средневековых форм произошел глубокий мировоззренческий сдвиг, запечатленный во многих свидетельствах духовной жизни эпохи.

Изменилась ни много ни мало модель мира европейского человека, комплекс самых универсальных представлений о человеке, Боге и природе, иными стали структура знания и способы мышления. Сформировалось «эпистемологическое поле», на котором возникли все «классические», по определению Мишеля Фуко, культурные, политические, идеологические, научные, литературные концепции Нового времени.

Средневековый (и, разумеется, ренессансный) человек ощущал себя срединным звеном «великой цепи бытия». Его место во Вселенной было центральным. Он был образом и подобием Бога, воплощенного во всем мироздании. Между человеком, Богом и миром устанавливались отношения аналогии (они воплощались, в особенности, в церковной архитектуре: храм – и образ мира, и образ Бога, и образ человека). Аналогия была универсальным способом мышления средневекового человека, мир мыслился как тело, как организм.

Разрушение средневековой модели мира выразилось уже в литературе ренессансного «трагического гуманизма». Шекспир, Сервантес, Монтень отвергли идею гармонии человека и мира, для героев их произведений мир стал чужим и чуждым. В особенности же позволяют осознать новое видение мира научные и философские концепции.

XVII век стал временем рождения науки, и дело не только в том, что тогда были совершены важнейшие открытия в области физики, математики, астрономии и физиологии. Изменилась методология науки, которая отныне должна была опираться на опыт, на зрение, а не на умозрение (как формулировал Ньютон, «Hypotheses non fingo», гипотез не измышляю). Новая наука занята выявлением не аналогий, а тождеств и различий, она стремится к построению достоверных целостных теорий через анализ данных опыта. Утверждение гелиоцентрической системы мира (Коперник, Бруно, Кеплер, Галилей, Ньютон), описание Гарвеем системы кровообращения, ряд других открытий приводят к построению Ньютоном целостной механистической модели Вселенной. В новом видении мир – не организм, а машина (машиной является и человеческий организм, и государство). Машина мира, человека, государства управляется абстрактной системой математико-механических законов. Мир пронизан «духом геометрии» (Декарт), из организма он стал отвлеченной логической схемой. Эта прекрасная математическая модель, может быть, и является Богом, но таким, который решительно не похож на человека. Соответственно, в таком логизированном или механистическом мире человек утратил свое центральное положение, перестал быть «чудом природы», превратился в «пригоршню праха», в пылинку, затерянную в мироздании. Как отмечают Н. А. Жирмунская и З. И. Плавскин, в новую эпоху «понятия времени и пространства осмысляются как абстрактные, универсальные категории; они выключаются из непосредственного бытия, становятся как бы независимыми от человека и потому господствующими над ним». С точки зрения целостного средневекового мироощущения, произошла катастрофа, и действительно, литература XVII века пронизана катастрофическими ощущениями. Но следует помнить, что, утрачивая определенность и гарантированность своего бытия, человек Нового времени обретает и небывалую прежде свободу – свободу устраивать мир и свою судьбу по своему усмотрению.

В Новое время распадается средневековая целостность духовного знания, в котором наука, искусство, богословие и политика составляли единство. Теперь они секуляризуются, обретают относительно независимый друг от друга характер. В результате европейский мир начинает приобретать свою классическую форму. Государство, наука, университет, церковь, искусство становятся институтами с более или менее четко определенными задачами, с очерченным кругом компетенции. Зато возникает общество, формирующее общественное мнение и заменяющее, в иных случаях, церковь, исполняющее ее прежнюю синтезирующую роль. Вследствие окончательного разделения литературной и религиозной деятельности писатель получает новый статус – статус профессионала, специалиста; как любой другой специалист, деятельность которого имеет социальную ценность (ученый, врач), он может получить доступ в светский салон или ко двору. Литература должна была выработать новые принципы взаимодействия с государством, обществом и церковью и собственные формы организации (литературные кружки и салоны, журналы, критика). Понятно, что XVII век был лишь началом очень долгого культурно-исторического процесса.

Новое видение мира сделало возможными небывалые доселе социально-исторические практики. Истина не воплощена более непосредственно в конкретных формах мира; значит, эти формы можно и нужно менять. Отсюда революции и войны XVII–XVIII веков, направленные на изменение политического порядка. Не надо думать, что это было столкновение духовно свободных сторонников прогресса и косных обскурантов. Воздухом свободы дышали все. Люди по-разному устраивались или устраивали мир.

Своеобразие литературы XVII–XVIII веков определяется тем, что в масштабе всей европейской цивилизации в этот период происходит смена основополагающих культурных типов. Культура, для которой характерна преобладающая роль традиции, нормы, образца, авторитета, сменяется культурой, ориентированной на индивидуальное новаторство. Основой этого сдвига было новое понимание личности и её отношения к миру. Концепция свободной, полностью эмансипированной личности начала складываться в эпоху Возрождения. Но лишь в XVIII веке завершается формирование соответствующих ей художественных принципов. Классицизм и барокко, расцвет которых приходится на XVII век, были последними нормативно-традиционалистскими системами в европейской культуре. Вершинные произведения литературы XVIII века знаменуют начало преодоления традиционалистской установки.

Будучи, таким образом, завершением и началом, литературная эпоха XVII–XVIII веков обладает и собственной внутренней целостностью, исторической и логической завершенностью. Основным выражением единства данного литературного периода является существование в его рамках более или менее устойчивого представления о некоторой актуальной классике, то есть о такой классике, которая, обладая общепризнанной значимостью, остается живой и современной. Это классика, с которой можно полемизировать, спорить, которую можно даже высмеивать, но которая непосредственно, в аутентичных формах участвует в литературном процессе. Две другие категории, которые в соотнесении с классикой образуют целостность литературной эпохи, могут быть определены как «нонклассика» и «постклассика». Представление о существовании трех структурных сфер в литературе XVII–XVIII веков – классики, нонклассики и постклассики – положено в основу систематизации материала данного курса.

Классика литературного периода складывалась в разных европейских странах на протяжении первых двух третей XVII века и оставалась актуальной до конца XVIII столетия, до наступления романтической эпохи.

В наиболее явной форме классический канон литературной эпохи был выражен в эстетических принципах классицизма. Искусство классицизма высочайшего расцвета достигло во Франции. Утверждение и теоретическое осмысление принципов классицизма связано с деятельностью Французской академии. Классицисты мыслили своё творчество как прямое продолжение античных жанровых традиций. Однако классицизм был вовсе не буквальным воспроизведением идей, образов и форм древнегреческого и римского искусства, но сложным синтезом национальных и классических начал. В рамках традиции от античности к классицизму переходили лишь некоторые элементы поэтики и самый общий смысловой ореол жанра. Более чем ориентацией на античность, искусство классицизма характеризуется некоторыми общими стилистическими принципами. Классицизм тяготеет к простоте, строгости и стройности формы, что в особенности проявляется в языке, композиции и сюжете произведения. Классическую эстетику пронизывает «дух геометрии».

Принципы эстетики классицизма нашли наиболее полное выражение во французском театре XVII века. Центральным конфликтом французского классического театра, как известно, является конфликт долга и чувства, противоречие нравственного долга и реальности человеческих страстей. При этом субстанцией человеческой души для классицизма была страсть, а отнюдь не разум. В характерах героев решительно преобладает аффективное начало. Персонажи испытывают сильнейшие страсти. Под их влиянием они совершают поступки, чрезвычайно запутывающие и усложняющие ситуацию. В центре действия стоит герой, который одновременно испытывает противоположные чувства. Положение его особенно невыносимо, ибо он предъявляет к себе высочайшие нравственные требования. Трагический герой понимает, что какой бы выбор он ни сделал, он всё равно выберет неправильно, его выбор будет противоречить нравственному идеалу. Жизнь не даёт ему возможности действовать в соответствии с нормой. В конце концов герой совершает акт самоотречения и самопожертвования, отказывается от страстей, которые раздирают его душу, поднимается над ними. Гибель героя имеет смысл духовной победы и освобождения. Акт самоотречения прерывает дурную бесконечность поступков, каждый из которых умножает зло и насилие, так что самопожертвование героя оказывается единственным способом торжества нравственного идеала. Преодоление страстей во имя нормы, преодоление человеческой косности во имя божественной свободы, преодоление сущего во имя должного – вот основное событие классической драмы, её суть, центр, кульминация: все к этому событию тяготеет, всё в нём разрешается.

Пресловутое единство действия – это и есть единство события. Такое событие по своей сути есть момент. Оно требует концентрации и интенсивности. Максимальное количество зла должно быть сконцентрировано в одном месте и в одно время, чтобы по контрасту выделить победу героя. Здесь расширение пространственных и временных рамок неизбежно ослабит эффект. Вот отсюда и происходят принципы единства времени и единства места. Место и время – это форма трагического события, его функция. Поскольку суть действия – духовное преображение героя и мира, оно и должно происходить в сфере духа и идеи. А значит – в сфере слова, а не внешнего действия, потому что слово – это наиболее адекватная форма бытия идеи. Внешние подробности действия, внешние детали будут лишь отвлекать внимание от сути происходящего. Так обосновывается система приличий и запретов в театре классицизма.

Таким образом, язык классического театра обусловлен характером сообщения, передаваемого на этом языке. Это искусство контраста и концентрации, это искусство, обращённое к общему, а не к частному, не к деталям, не к подробностям. Наконец, это искусство трагического оптимизма. Демонстрируя власть иррациональных сил над душой человека, оно открывает возможность победы над злом хотя бы ценой жизни, ценой самозаклания. Самая структура классической пьесы выражает идею победы над хаосом: бурные страсти здесь выражаются на языке гармоническом и логически упорядоченном, катастрофическое движение жизни воспроизводится в образах, соотнесённых друг с другом по принципу симметрии и меры. Тем самым все эти страсти и катастрофы переживаются отстраненно.

Классика, как воплощенная норма, может быть ощутима лишь на фоне «своего другого», то есть «нонклассики». В первую очередь, нонклассикой для классицизма было, разумеется, барокко. В оценках критиков-классицистов барочные комедии, трагедии, барочная поэзия в целом – искусство варварское, «неправильное». В действительности, конечно, барокко обладало глубоко продуманной поэтикой. Будучи совершенной эстетической системой, в высокой степени пронизанной идеей нормы, барокко, в сущности, тоже входит в классический канон эпохи, оставаясь для нее неизменной точкой отсчета.

Барокко, как и классицизм, представляет собой сложный синтез традиций – античных, средневековых, ренессансных. Но художники барокко по преимуществу ориентировались не на античные жанровые формы, а на те, которые были выработаны в рамках национальных литератур. Барокко не образовывало единой школы, не выработало сколько-нибудь связной эстетической доктрины, что более или менее характерно для классицизма. Главным объединяющим элементом барокко был стиль. Стилистика барокко тяготеет к сложности. Обычные определения языка произведений барокко – «тёмный», «трудный». В композиции преобладают диспропорции, асимметрия. Сюжеты отличаются сложностью и запутанностью. По всем этим признакам барокко – полная противоположность классицизму, хотя в конкретных произведениях у конкретных художников принципы этих двух систем могли сочетаться.

Возможность сочетания элементов классицизма и барокко обусловлена их духовной и эстетической близостью. Как уже было сказано, и барокко, и классицизм – нормативные художественные системы. Нормативное сознание воспринимает действительность как реализацию идеальной нормы. Конкретное содержание явлений действительности, человеческих характеров осмысляется либо как воплощение и выявление идеала, либо как отклонение от него. Именно эта нормативность делает возможным эстетический традиционализм. Образцовым считается произведение, которое наиболее полно и совершенно выражает идею того или иного явления; подражать такому произведению – значит подражать самой природе.

Вместе с тем классицизм и барокко чрезвычайно остро переживают самую конкретность реальной жизни. Отсюда характерные конфликты искусства XVII века («долг» и «чувство» в драматургии Корнеля и Расина, проблематика свободы и ответственности в творчестве Кальдерона), отсюда же и его трагическая окраска, ибо примирить идеал и реальность становится всё труднее: последняя раскрывается как хаос и дисгармония. Классицизм пытается противопоставить мировому беспорядку совершенные и гармоничные формы искусства, барокко склонно к внутреннему эстетическому преобразованию хаоса. Но обе системы пронизывает ощущение трагического разлада должного и сущего.

Постепенно в европейской культуре складывается новое мироощущение, буржуазно-гуманистическое по своему характеру. В его основе лежит представление о действительности, становящейся спонтанно, помимо какого-либо идеального проекта, и о человеке, формирующемся в результате сложного взаимодействия собственной биопсихической природы и внешних обстоятельств. Идеология Просвещения отдает преимущественные права не божественному, но человеческому разуму, с помощью которого человек может перестроить мир или, по крайней мере, устроить свою собственную судьбу, добиться личного успеха.

Новое мироощущение было антинормативным, поэтому не могло быть выражено на языке классики. По мере того, как оно складывалось, иссякал творческий потенциал нормативных художественных систем (примером этому может служить классицистическое творчество Вольтера). Чрезвычайно важным фактором культурной жизни Европы конца ХVII – начала XVIII века был знаменитый спор «древних» и «новых». В позиции «новых» выражалось осознание необходимости выработать поэтические формы и художественные принципы, адекватные современности.

Первоначально новые формы были найдены за рамками, условно говоря, «высокой литературы», в прикладной словесности, которая и составляла ту область нонклассики, на фоне которой могла быть ощутима классицистическая и барочная классика. Во-первых, это разного рода документальная и имитирующая документ проза: мемуары, письма, путешествия; в этом же ряду стоит и авантюрно-бытовой роман, который, в отличие от рыцарского или пасторального, тоже претендовал на достоверность. Литература такого рода выдвигается на первый план потому, что демонстрирует эмпирию жизни, не сводимой к нормам, и эмпирическую личность, нисколько не озабоченную вопросом собственной адекватности идеальной норме. Во-вторых, такое же понимание действительности иначе оформляется в философской, сатирической, публицистической, дидактической прозе (Паскаль, Монтескье, Вольтер, Свифт). При этом черты нового образа действительности фиксируются аббатом Прево или Дефо почти бессознательно; у Паскаля, Вольтера они становятся предметом философской рефлексии. Моральная оценка этого качества тоже может быть различной — от радостного приятия (Дефо) до скептической иронии (Вольтер), отвращения (Свифт), ужаса (Паскаль). Но в произведениях этих авторов мир предстает бесповоротно изменившимся в самих своих основах.

Выражая новое понимание действительности, словесность, стоявшая за рамками «высоких» эстетик, ещё не осознавалась современниками в своём эстетическом качестве, а лишь как соединение полезного с приятным и занимательным. Соответственно, форма этих произведений не изобреталась заново, а оставалась в основе традиционной, хотя связь с традицией могла быть отрицательной: пародия (Свифт, Вольтер), отказ от богословской риторики (Паскаль). В конечном счёте, искусство нового времени сформировалось в результате коренной переработки театральных, поэтических и прозаических жанров. Путем снятия противопоставления классики и нонклассики формируется то, что можно было бы назвать постклассикой литературного периода XVII–XVIII веков. Постклассика данной эпохи не была отказом от классики и не была простой канонизацией младших жанров, но органическим соединением и синтезом классического и неклассического наследия во всех родах и жанрах литературы, но прежде всего в области романа. Авторитет и значение романа резко повышается в XVIII веке. Роман, в силу своего маргинального положения в литературе, не знал никаких ограничений в отношении жизненного материала, в нем могли отражаться любые сферы и любые аспекты действительности. Принципиальная новизна романа XVIII века состоит в том, что повседневная, будничная, «прозаическая» действительность осознана в нём не просто как интересная, но как интересная эстетически, как эстетическая ценность. Для того, чтобы роман мог выразить эстетическое качество действительности, он должен был быть переработан прежде всего в отношении структуры. Хаотичная форма старого романа сменяется продуманной структурой романов Ричардсона, Филдинга, Смоллета, Стерна, Голдсмита, Руссо, Гёте. У этих авторов мы находим выверенную композицию, тщательно организованный сюжет, сложную систему взаимоотношений героев. Благодаря изощрённой структуре создаётся эстетическая дистанция между читателем и жизненным материалом, отражённым в романе, происходит соединение поэзии и прозы жизни.

В области драматургии становление новых художественных принципов сдерживалось силой театральных традиций и происходило не столь радикально. Выявление новой концепции действительности осуществлялось в основном в сложившихся жанровых формах, прежде всего в комедии (Шеридан, Бомарше, «Солдатское счастье» Лессинга). С другой стороны, с начала столетия делаются настойчивые попытки создания и теоретического обоснования различных модификаций «среднего» жанра, объединяющего черты трагедии и комедии («слёзная комедия», мещанская трагедия); усиливается интерес к барочным и ренессансным драматургическим традициям (Кальдерон и особенно Шекспир). Итогом поисков XVIII века в области драмы стало творчество Шиллера.

«Падение» традиционных жанров происходит и в лирике. Первоначально (например, в творчестве Вольтера) усиливается роль и значение стихотворных «мелочей», стоявших на грани литературы и быта (стихи «на случай», альбомная лирика и т.п.). Затем, к концу века, поэтические произведения вообще превращаются в свободные от какой-либо каноничности лирические монологи и миниатюры.

Новый взгляд на действительность определяет не только изменение эстетических принципов. Обоснование этого взгляда становится одной из основных проблем литературы XVIII века. Уже Филдинг в «Истории Тома Джонса» показывает невозможность сведения реальной жизни и реального поведения к системе универсалий. Затем наиболее последовательно критика рационализма, нормативного мышления и риторической поэтики проводится сентименталистами (Стерн, Руссо, штюрмеры). Высшей ценностью для сентименталистов становится конкретная человеческая личность и её внутренний мир.

Сентиментализм второй половины XVIII века следует отличать от чувствительности как таковой. Интерес к эмоциональной сфере личности не был чужд ни классицизму, ни барокко, ни раннему реализму XVIII века (Прево, Ричардсон). Сентиментализм был логическим завершением общего духовного движения в Европе, связанного с эмансипацией личности и начавшегося в эпоху Возрождения. Писатели-сентименталисты гораздо более последовательно, чем их предшественники, проводят установку на индивидуализацию художественного содержания и выражения. Тот образ мира, который формируется в сознании отдельной личности, предстает в произведениях сентименталистов как подлинная реальность. В этом плане сентиментализм противостоит не только классицизму или просветительскому реализму, но вообще всякой идеологии, всяким попыткам свести человеческую личность к родовому или корпоративному началу. То есть сентиментализм осознаёт и формулирует ту концепцию бытия, которая во многом остаётся актуальной вплоть до сего дня.

Сентиментализм продолжает те тенденции художественного изображения мира, которые уже получили развитие в искусстве XVIII века. Сентименталистов интересуют взаимоотношения человека и мира, личности и среды, однако в их произведениях главное внимание уделяется личности. Личность не изолирована от внешнего мира, но жадно впитывает его впечатления, субъективно его освещает и всегда остаётся на первом плане.

В эстетическом плане сентиментализм означает полный отказ от нормативности, от устойчивых жанрово-стилистических форм. Однако следует иметь в виду, что традиция нормативного восприятия искусства в XVIII веке была ещё чрезвычайно сильна. Поэтому новые художественные формы, найденные Стерном, Руссо, Гёте обнаружили тенденцию к канонизации, они тиражировались в сотнях сочинений их подражателей, что, конечно, противоречило самим основам эстетики сентиментализма.

Сентименталистский индивидуализм не был единственной мировоззренческой концепцией, возникшей на руинах героического идеализма классицизма и барокко. Параллельно предпринимаются попытки найти новую опору для личности, по-новому обогатить её сверхличным содержанием. В этом плане особенно важна разработка Гердером категорий народности и историзма. Личность ценна сама по себе и абсолютно свободна, но полноту обретает в историческом и народном бытии – как звено в цепи поколений и как часть общенародного целого. Отсюда интерес к фольклору, к историческому прошлому, к культурам других народов. Выражением этого интереса стали песни Оссиана, баллады в народном духе Гёте, Шиллера, Бюргера, «3aпадно-восточный Диван» Гете.

Тот же смысл поиска всеобщих значений в конкретной эмпирической реальности имеют неоклассицистические тенденции в искусстве конца XVIII века (веймарский классицизм, классицизм А. Шенье). В трактовке Винкельмана, идеи которого лежат в основе веймарского классицизма, античное искусство сочетало реализм и идеальность, оно было воссозданием идеала в конкретно-чувственной форме. Таким же, по мнению Гёте и Шиллера, должно стать искусство Нового времени: оно не отказывается от изображения повседневной действительности, но повседневное имеет значение лишь постольку, поскольку в нем выражено и воплощено идеальное содержание. Всё это вовсе не означает возврата к нормативному художественному мышлению. Веймарский классицизм, как и другие литературные направления конца XVIII века, развивается в рамках уже нового, посттрадиционалистского (постклассического) культурного типа.

Тема 1

Основное содержание литературного процесса XVII–XVIII вв.

Культурно-исторический и идеологический фон литературного процесса

Принципы абсолютизма и их воплощение в политической жизни Испании, Франции, Германии, Англии XVII века. Особенности историко-политической и культурной ситуации в ведущих европейских странах. Важнейшие исторические события: Тридцатилетняя война 1618 – 1648 гг., правление кардинала де Ришелье (1624–1642), гражданская война в Англии, Шотландии и Ирландии (1642–1648), правление короля Людовика XIV (1643–1715), Фронда (1648–1653). Феномен галантной культуры, его обусловленность сложностью социально-культурной ситуации. Генезис галантной культуры. Галантная культура и идеология абсолютизма.

Культурно-исторический и политический фон восемнадцатого столетия. Правление прусского короля Фридриха II (1740–1786), Семилетняя война (1756–1763), начало войны североамериканских колоний за независимость (1775), Великая французская революция (1789). Буржуазия и буржуазная культура XVII–XVIII веков. Просвещение как идеологическое оформление политических и культурных интересов буржуазии. Гуманистические основы Просвещения, человек как исходный пункт философствования и этики просветителей. Представление о «естественном человеке» и «естественном порядке». Рационализм, критицизм и революционная направленность Просвещения. Взаимоотношения мещанской и аристократической культур в XVII–XVIII веках.

Литература

Основная:

История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. З. И. Плавскина. М., 1987. С. 4–18; или: История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. М. В. Разумовской. М., 2001. С. 4–19.

История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. Н. Т. Пахсарьян. М., 2005. С. 6–64.

Пахсарьян Н. Т. XVII век как «эпоха противоречия»: парадоксы литературной целостности. «Ирония судьбы» века Просвещения: обновленная литература или литература, демонстрирующая «исчерпанность старого»? // Зарубежная литература второго тысячелетия: Под ред. Л. Г. Андреева. М., 2001. С. 40–117.

Дополнительная:

Рассел Б. История западной философии и ее связи с политическими и социальными условиями от античности до наших дней. М., 2008. Кн. третья : Философия Нового времени. Ч. 1 : От Возрождения до Юма.

Теория литературы: Учеб. пособие : в 2 т. / Под ред. Н. Д. Тамарченко. Т. 2 : Бройтман С. Н. Историческая поэтика. М., 2004. Разд. III : Поэтика художественной модальности. Гл. 1 : Принципы поэтики художественной модальности.

Дэвис Н. История Европы. М., 2005. Разд. VII : Ренессанс и Реформация, ок. 1450–1670. Разд. VIII : Просвещение и абсолютизм, ок. 1650–1789.

Тема 2

Высокие эстетики XVII в. Классицизм. Французская Академия.

Буало. Теоретические основы классицизма

Литература «галантного века». Взаимосвязь высоких эстетик XVII века с искусством Ренессанса и с галантной культурой. Мировоззренческая близость художественных систем классицизма и барокко, их нормативный характер. Общая основа классицизма и барокко – кризис культуры Ренессанса. Героический идеализм и трагический оптимизм нормативных художественных систем XVII века.

Эстетика классицизма. Ранние теоретики классицизма в Италии и Англии. Стилистические и жанровые аспекты теории классицизма. Реализация теорий классицизма во Франции XVII века. Рационализм Декарта и его значение для утверждения эстетики классицизма. Становление французского классицизма в творчестве Малерба: жанры, стиль, язык, реформа стихосложения. Латинская поэзия века Августа как идейный и эстетический образец французского классицизма. Классицизм во французской литературе и политическая история Франции XVII века. Классицизм и идеология абсолютизма. Учреждение Французской академии (1634). Цели и задачи Академии. Расцвет классицизма в 1630–1660-е годы. Поэма Буало «Поэтическое искусство». Поэма Буало и «Послание к Пизонам» («Наука поэзии») Горация. Содержание «Поэтического искусства». «Поэтическое искусство» как художественное произведение и как теоретическое обобщение опыта французского классицизма. Художественная специфика жанра дидактической поэмы. Концепция таланта, разума и правил в поэме Буало. Соотношение типического и характерного в литературном образе. Нормативный характер литературной теории Буало и эстетической концепции классицизма в целом. Место поэмы Буало в истории классицизма.

Литература

Основная:

История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. Н. Т. Пахсарьян. М., 2005. С. 6–64, 140–183.

История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. З. И. Плавскина. М., 1987. С. 53–163; или: История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. М. В. Разумовской. М., 2001. С. 134–143.

Пахсарьян Н. Т. XVII век как «эпоха противоречия»: парадоксы литературной целостности // Зарубежная литература второго тысячелетия: Под ред. Л. Г. Андреева. М., 2001. С. 40–69.

Дополнительная:

Купреянова Е. Н. К вопросу о классицизме // XVIII век. Сб.4. Л., 1959.

Рекомендуемые источники:

Литературные манифесты западноевропейских классицистов / Вступит. ст. Н. Козловой. М., 1980.

Тема 3

Поэтика театра классицизма. Корнель. Расин

Формирование классического театрального канона в эпоху позднего Возрождения. Значение творчества Корнеля для становления искусства классического театра. Театр Корнеля и реальность его времени, отражение в театре Корнеля мироощущения его современников. Содержание трагедии Корнеля: внутренняя борьба свободного героя. Раннее творчество Корнеля. Жанры и традиции. Трагедия «Сид». Конфликт и сюжет. Характеры Родриго и Химены, этапы их раскрытия. Идея государства и гражданского долга в пьесе и проблема авторской позиции Корнеля. Образ инфанты, его роль в сюжете и идейном замысле трагедии. «Сид» и классицистическая доктрина. Барочное и классическое в композиции, сюжете и языке пьесы. Спор о «Сиде» и влияние этого спора на французский театр и последующее развитие творчества Корнеля. Трагедия «Гораций». Социально-политическая и нравственная проблематика. Образы Горация, Куриация, Камиллы и Сабины в композиции и идейной структуре пьесы. Политический пафос трагедии, ее гуманизм. Барочное начало в сюжете пьесы и в характере Горация. Смысл эволюции творчества Корнеля. Корнелевская концепция свободы и гражданского долга и век Людовика XIV. «Вторая манера» Корнеля. Пьесы «Полиевкт», «Родогуна», «Никомед».

Основные вехи жизненного пути Расина. Расин и век Людовика XIV. Янсенизм и его воздействие на личность и творчество Расина. Трагедии Расина — новый этап в развитии французского классицизма. Соперничество Корнеля и Расина и его смысл. Различие тематики, проблематики, конфликтов и трактовки характеров в произведениях Корнеля и Расина. Проблематика и поэтика пьес «Андромаха», «Береника», «Федра». Разум и страсть в характерах расиновских героев. Расиновский герой – нравственная личность в безнравственном мире, проблема трагической вины. Земное и небесное в идейной структуре трагедий Расина. Классицистическая доктрина и форма трагедий Расина. Противоречия личности Расина и их выражение в творчестве. Борьба вокруг «Федры» и уход Расина из театра. Последние трагедии Расина, их сценическая судьба. Художественное своеобразие «Гофолии» и проблема отношения человека и Бога в трагедии. «Федра» Расина в Московском камерном театре А. Таирова. Жан Кокто о постановке.

Принципы классического театра. «Правдоподобие», правило трех единств и «приличия». Художественная обусловленность языка театра классицизма.

Литература

Основная:

История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. Н. Т. Пахсарьян. М., 2005. С. 25–64, 274–295.

История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. З. И. Плавскина. М., 1987. С. 72–102; или: История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. М. В. Разумовской. М., 2001. С. 72–103.

Дополнительная:

Сент-Бев Ш. Литературные портреты. Критические очерки. М., 1970. (Пьер Корнель.)

Бахмутский В. Я. Время и пространство в классической трагедии // Бахмутский В. Я. В поисках утраченного. М., 1994.

Балашов Н. И. Корнель. М., 1956.

Большаков В. П. Жан Расин. М., 1989.

Гольдман Л. Сокровенный бог. М., 2001.

Кадышев В. Расин. М., 1990.

Рекомендуемые источники:

Корнель. Театр : в 2 т. / Сост., ст. и коммент. А. Д. Михайлова. М., 1984.

Расин Ж. Сочинения : в 2-х т. / Ст. и коммент. Н. Жирмунской. М., 1984.

Расин Ж. Трагедии / Изд. подгот. Н. А. Жирмунская, Ю. Б. Корнеев. Новосибирск, 1977 (Лит. памятники).

Театр французского классицизма. Пьер Корнель, Жан Расин / Вступ. ст. А. Адана. М., 1970 (БВЛ).

Тема 4

Творчество Мольера

Формирование личности и таланта Мольера. Театральные дебюты. Традиции народного театра (фарс, комедия масок) – основа мольеровской драматургии. Своеобразие народного театра, его связь с архаически-ритуальными формами («происхождение комедии из духа музыки»). Ограниченность аудитории народного театра в эпоху Мольера. Дух времени: гуманизм, индивидуалистическая рефлексия, галантность. Мольер – реформатор народного театра: усиление авторского контроля и организации действия, упорядочение действия в соответствии с господствующими классицистическими образцами. Мольер и век Людовика XIV.

Мольер как классицист, широта его эстетических взглядов. Разнообразие форм его комедий. Эстетическое кредо Мольера (предисловия к комедиям «Критика Школы жён», «Версальский экспромт»); необходимость критической оценки автохарактеристик Мольера. Комедии «Тартюф» и «Дон Жуан». Характерное и типическое, психологическое, социальное и мифологическое в комедиях Мольера. Ритуальные маски: простаки и хитрецы в комедиях Мольера. «Мизантроп». Образ Альцеста, его религиозно-философское содержание. Альцест в ряду других комедийных героев Мольера. Недостаточность психологического объяснения комедии и её героя. Фарсовые и «психологические» сцены в комедии, их соотношение. Завершенность и стройность формы комедии. Внутренняя обусловленность поражения Альцеста в финале. Психологические мотивы поведения Альцеста. Альцест и Чацкий. Двойственность отношения Мольера к Альцесту. Альцест — второе «Я» автора. Пьесы Мольера как автобиографии. Поздние пьесы Мольера: «Скупой», «Мещанин во дворянстве», «Плутни Скапена», «Мнимый больной». Мольер – директор театра, режиссер, актер. Историческое значение творчества Мольера. Мольер и французская комедия. Комедии Мольера на отечественной сцене.

Литература

Основная:

История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. Н. Т. Пахсарьян. М., 2005. С. 296–303.

История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. З. И. Плавскина. М., 1987. С. 103–125; или: История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. М. В. Разумовской. М., 2001. С. 103–126.

Дополнительная:

Ауэрбах Э. Святоша // Ауэрбах Э. Мимесис: Изображение действительности в западноевропейской литературе. М., 1976.

Бояджиев Г. Мольер: Исторические пути формирования жанра высокой комедии. М., 1967.

Бордонов Ж. Мольер. М., 1983.

Рекомендуемые источники:

Мольер Ж. Б. Комедии / Вступ.ст.и примеч. Г. Н. Бояджиева. М., 1972 (БВЛ).

Мольер. Полн. собр. соч. : 3 т. / Предисл. Ю. А. Гинзбург, С.И. Великовского. М., 1985–1987.

Мольер. Полн. собр. соч. : в 4 т. / Под ред. Н. Любимова. М., 1966–1967.

Театр французского классицизма. Пьер Корнель, Жан Расин / Вступ. ст. А. Адана. М., 1970 (БВЛ).

Тема 5

Барокко. Поэзия Луиса де Гонгоры.

Педро Кальдерон и испанский театр его времени

Барокко в художественной жизни Европы XVII века. Барочная эстетика в различных видах искусства (в литературе, живописи, архитектуре, музыке). Восприятие барочного искусства в XVIII–XIX веках, переоценка содержания и значения этого явления. Жанры и стили барокко. Барочный сюжет, барочная композиция. Образ человека в искусстве барокко. Представители искусства барокко в Испании, Италии, Франции, Германии, Англии. Испания как мировой центр барочного искусства.

Испанская литература XVII века в культурно-историческом контексте. Своеобразие духовного мира Испании (архаические элементы, восточные влияния, католицизм). Испанское искусство XVII века и наследие Ренессанса. Поэзия и проза испанского барокко. Соединение античных, новоевропейских и национальных традиций в творчестве Гонгоры. Жанры поэзии Гонгоры. Сатирические стихи. Стилизация и пародия в поэзии Гонгоры. Реальность и идеал. Трансформации любовной темы. «Тёмный стиль» поэм «Полифем и Галатея» и «Уединения». Инверсия, метафоризм, неологизмы, мифологичность поэтического языка Гонгоры. Значение Гонгоры для национальной испанской поэтической традиции. Федерико Гарсия Лорка о Гонгоре.

Испанский театр XVII века как явление мирового значения. Лопе де Вега и национальный театр. Виднейшие представители нового поколения испанских драматургов: Тирсо де Молина, Аларкон. Своеобразие театра испанского барокко в сопоставлении с театром классицизма: интрига, характеры, соединение трагического и комического. Основные жанры испанского театра. Архаические элементы в испанском театре.

Жизнь Кальдерона. Основные жанры его творчества: трагедии, комедии, ауто. Прижизненная и посмертная репутация Кальдерона. Сложность пьес Кальдерона, неоднозначность решения их конфликтов. Драма «Врач своей чести». «Саламейский алькальд» как драма чести. Образы Педро Креспо и дона Альваро. Смысл финала. Сходства и различия сюжетной ситуации и персонажей «Саламейского алькальда» и «Врача своей чести». Магистральный сюжет Кальдерона. «Жизнь есть сон»: философское и нравственное содержание пьесы. Проблема свободы воли. Смысл названия. Ритуально-мифологические основания сюжета драм Кальдерона. Этическое и эстетическое содержание. Атмосфера действия, способы её создания. Стиль. Гуманистическая рефлексия в драме Кальдерона. Авторское отношение к трагическому герою. Федерико Гарсиа Лорка о Кальдероне. Значение смехового элемента в театре Кальдерона. Образы слуг и шутов. Женские образы.

Литература

Основная:

История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. Н. Т. Пахсарьян. М., 2005. С. 25 – 104, 259 – 273.

История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. З. И. Плавскина. М., 1987. С. 19 – 52; или: История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. М. В. Разумовской. М., 2001. С. 23–30; 42–53.

Пахсарьян Н. Т. XVII век как «эпоха противоречия»: парадоксы литературной целостности // Зарубежная литература второго тысячелетия: Под ред. Л. Г. Андреева. М., 2001. С. 40–69.

Дополнительная:

Михайлов А. В. Поэтика барокко: завершение риторической эпохи // Михайлов А.В. Языки культуры. М., 1997.

Гарсиа Лорка Ф. Поэтический образ дона Луиса де Гонгоры. Ауто Кальдерона «Жизнь есть сон» // Гарсиа Лорка Ф. Самая печальная радость. М., 1987.

Голенищев-Кутузов И. Н. Поэтика Гонгоры // Голенищев-Кутузов И. Н. Романские литературы. М., 1975.

Томашевский Н. Б. О «золотом веке» испанской драмы // Томашевский Н.Б. Традиция и новизна: Заметки о литературе Италии и Испании. М., 1981.

Штейн А. Л. Литература испанского барокко. М., 1983. См. Гл. : Ренессанс и барокко. Поэзия испанского барокко. Драматургия «золотого века». Испанское барокко и художественное развитие человечества.

Рекомендуемые источники:

Гонгора-и-Арготе Л. Лирика / Предисл. и примеч. С. Ереминой. М., 1977.

Гонгора-и-Арготе Л. Поэма Уединений // Литературное обозрение. 1998. № 3.

Европейская поэзия ХVII века / Вступ. ст. Ю. Б. Виппера. М., 1977.

Из испанской поэзии XVII века / Сост. А. Косс. Л., 1983.

Испанский театр. Лопе де Вега, Тирсо де Молина, Хуан Руис де Аларкон, Педро Кальдерон, Агустин Морето / Вступит. ст. Н. Б. Томашевского. М., 1969 (БВЛ).

Кальдерон. Драмы : в 2 кн. / Изд. подгот. Н. И. Балашов, Д. Г. Макогоненко. М., 1989 (Лит.памятники).

Кальдерон. Пьесы : в 2 т. / Изд. подгот. Н. Б. Томашевским. М., 1961.

Колесо Фортуны. Из европейской поэзии XVII века / Предисл. А. Н. Горбунова. М., 1989.

Поэзия испанского Возрождения / Вступ. ст. С. Пискуновой. М., 1990.

Тема 6

Классицизм и барокко в английской литературе. Донн. Мильтон.

Литература периода Реставрации

Исторический фон существования литературы в Англии в XVII веке: распространение пуританства, гражданская война 1642–1649 гг., казнь Карла I (1649), диктатура Кромвеля (1653–1658), Реставрация (1660–1689), Славная революция.

Классицизм и барокко в английской литературе. Элементы классицистской эстетики в драматургии Бена Джонсона. Теория юморов (гуморов). Метафизическая школа. Джон Донн. Поэзия Донна – «поэтическая программа самопознания с помощью искусства слова». Интеллектуальная дисциплина лирики Донна. Эротические и религиозные мотивы, трагедийный и гуманистический пафос. Лирика Донна в переводах Иосифа Бродского. Поэты-кавалеры.

Литература в период революции и республики. Революционная публицистика. Джон Мильтон. Важнейшие черты личности и судьбы. Раннее творчество. Двойственность восприятия мира и человека в предреволюционной лирике Мильтона. Мильтон в годы революции и республики. Защита свободы слова в «Ареопагитике». «Потерянный Рай». Значение обращения к библейскому материалу. Проблема жанра. Концепция человека, мироздания, истории в поэме. Образы Мессии и Сатаны. Метафорическое и аллегорическое, религиозное и эстетическое содержание поэмы. Двойственность позиции автора и системы его оценок. «Потерянный Рай» в оценке английских романтиков, в исследованиях современных литературоведов. Проблема творческого метода Мильтона, отношение его творчества к важнейшим стилевым тенденциям его времени.

Общественная жизнь и нравы эпохи Реставрации, их отражение в литературе. Пуританские и антипуританские тенденции в религии и политике. Общественная и религиозная проблематика произведений Джона Беньяна и Сэмюэла Батлера. Возрождение театра в Англии. Английский классицизм в творчестве Джона Драйдена. Английская комедия эпохи Реставрации (Джордж Этеридж, Уильям Уичерли). Реализм комедий, воспроизведение буржуазного и аристократического быта. Образ «остроумца». Парадокс как основа остроумия. Сюжетно-композиционное строение комедии Реставрации. Творчество Уильяма Конгрива и его связь с драматургией эпохи Реставрации. Образ светского общества в комедиях «Двойная игра», «Любовь за любовь», «Так поступают в свете». Близость Конгрива к идеям Просвещения. Традиции комедии Реставрации в творчестве Шеридана, Уайльда, Шоу.

Литература

Основная:

История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. Н. Т. Пахсарьян. М., 2005. С. 184–258, 304–394.

История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. З. И. Плавскина. М., 1987. С. 207–241; или: История зарубежной литературы ХVII века / Под ред. М. В. Разумовской. М., 2001. С. 225–241.



Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 |... 5 |... 6 |... 7 |... 8 |... 9 ... | Весь текст